IMG_4025

Максим Андреевич Шингаркин

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Депутат Государственной Думы, Член комитета  Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VI созыва по природным ресурсам, природопользованию и экологии

— Как для себя Вы определили цели предстоящего 2017 года?

— Шестая Государственная Дума изменила природоохранное законодательство Российской Федерации. Комплекс изменений должен постепенно вступать, начиная с 2017 года, в действие. Это означает, что уже в 2017 году субъекты Российской Федерации должны размещать коммунальные отходы по новым территориальным схемам, то есть промышленные предприятия должны в полном объеме готовиться к развертыванию систем учета негативного воздействия, к прохождению комплексного экологического разрешения. Все это сложные производственные процессы, и право применения каждого параграфа и пункта закона – большая комплексная работа.

2017 год – это удачное время, когда можно и нужно целесообразно, пользуясь особым настроем органов исполнительной власти, реализовывать самые широкие мероприятия как субъектами РФ, так и хозяйствующими субъектами в интересах общества.

— Петербургские депутаты инициировали обращение к губернатору с просьбой об установлении бюджета профильного комитета в размере не менее 0,5%. Как Вы оцениваете такую инициативу?

— Совокупные платежи промышленных предприятий за негативное воздействие составляют как раз 0,5% во внутреннем валовом продукте страны. Это достоверные цифры. Это означает, что бюджет соответствующего департамента Правительства Санкт-Петербурга планирует опираться на цифры, которые приравнивают доходы ВВП к доходам Санкт-Петербурга. Однако, это не так. На территории Санкт-Петербурга работают промышленные предприятия, которые платят за негативное воздействие частично и в федеральный бюджет; которые не только оказывают негативное воздействие, но и эксплуатируют природные ресурсы. Это означает, что по сравнению с фактическим бюджетом РФ такие расходы ниже, чем нормативно могли бы быть, если бы мы опирались на цифру в 5 % от ВВП характерную для большинства промышленно-развитых государств.

Какие важные изменения в природоохранном законодательстве можно ждать в 2017 году?

— К сожалению, в 2017 году вероятнее всего придется столкнуться с тем обстоятельством, что Седьмая Государственная Дума под воздействием части промышленников и небольшого политического лобби попытается изменить сроки вступления в силу тех положений законодательства, которые должны были бы в период до 2019 года быть в полной мере реализованы в соответствии с решением Государственной Думы 2014 года, поддержанного Советом Федерации и в соответствии с позицией Президента РФ. Таким образом, есть риск, что политическая конъюнктура, псевдоэкономическая конъюнктура сыграют злую шутку в Год экологии, и вместо прорывных решений в области новых законодательных актов, защищающих право граждан на благоприятную среду, возникнет тенденция к отказу от модернизационной политики, или, как минимум к откладыванию модернизационной политики государства на 4-5 лет.

— На Ваш взгляд, какие должны быть предприняты меры для того, чтобы предотвратить образование несанкционированных свалок? Что первично, воспитание или образование в этом вопросе?

— Главной проблемой того, что в стране не контролируемая ни для региональных властей, ни для федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных проводить политику от имени государства в области охраны окружающей среды, развиваются незаконные способы размещения отходов – это возможность коммерческим образом размещать отходы на так называемых коммерческих полигонах. Правовая норма, которая запрещала бы частные полигоны, которая требовала бы размещение отходов исключительно только на территориях полигонов, находящихся в собственности субъектов РФ – только такая правовая норма может создать подлинную исчерпывающую правовую базу для 100% контроля за размещением отходов и созданием объектов для размещения отходов. К сожалению, сегодня законодательство не делает изъятия в праве владения собственностью для такой категории использования. Однако, под этим есть конституционная основа, ведь земли, которые используют для размещения отходов, по сути дела меняют свою характеристику из земель, которые можно использовать для очень многих целей, они на многие десятилетия, если не навсегда превращаются в земли неиспользуемые. А значит, владение такими землями в перспективе не может отвечать интересам собственников земель, соответственно лукавством является владение такими территориями – частными полигонами, ведь никакой коммерческий процесс не может быть оправдан, если в бесконечно долгом развитии эти объекты уже наполнены отходами, они все равно будут требовать обслуживания, уплаты земельного налога и т.д. Это означает, что сегодняшние коммерческие владельцы объектов размещения отходов планируют избавиться от владения этими объектами, как только перестанут получать прибыль. Создание системы государственного контроля за порядком размещением отходов может быть идеальной, но совершенной она станет только тогда, когда объекты размещения отходов будут исключительно в государственной собственности, в собственности субъектов РФ.

Что касается образования свалок – расхожее и достаточно распространенное мнение, что образованное население производит наименьшее количество отходов и эти отходы требуют наименьших затрат на переработку, в силу того, что в школах, детских садах, в обществе культивируются раздельный сбор отходов, стремление не использовать одноразовую посуду и упаковку – это одна из форм мифов в области охраны окружающей среды.

Современное общество, основанное на цивилизации, живущей в городах, означает, что и продукты питания, и услуги – все это оказывается в городах с высокой плотностью населения, и как следствие с рисками заражения, переноса болезней, развитием эпидемий самого широкого масштаба. Защититься от всего этого, обеспечить качество еды, воды, жизни можно только используя повсеместно возможные защитные решения. Раздельный сбор – это только часть способа защиты. Создание технологических решений, например, биоразлагаемых пакетов, упаковок, которые приходят в негодность за очень короткий разлагаются на безопасные составляющие, создание системы залоговой стоимости сложных высокотехнологичных продуктов и распространение ее в самом широком масштабе среди потребителей – это и есть подлинное решение вопросов.

Представьте себе, что наши потомки через несколько лет будут жить в мире, где используемая бумага и пластик превращаются в безобидные органические продукты через 3-4 месяца. В данном случае мы говорим об упаковочной бумаге. Если мы будем понимать, что дорогой промышленный объект — машину, телевизор, либо другое устройство – мы не просто покупаем, но еще и можем сдать сломанное за хорошие деньги, которые заведомо при покупке заложили в этот продукт, и получить деньги назад. Вот если все это реализуется, это означает, что как таковые отходы, подлежащие захоронению, не только сократятся в объемах, но и по номенклатуре станут наиболее безопасными. По сути дела, наше потребление приведет к тому, то не будет возникать опасных отходов в коммунальном секторе. А это и есть основная цель в том числе и реформы российского природоохранного законодательства. Еще не имея таких технологий, но зная, что они будут, мы в 2014 году приняли именное такое законодательство, которое при своей буквальной реализации, при совершенствовании технологий будет делать все более и более экологичным и безопасным п оживания людей в крупных мегаполисах.

— Кто должен бороться с образованием несанкционированных свалок и нужно ли это делать за счет государственных средств?

— Государственная монополия на объекты размещения отходов и контроль за деятельностью так называемых подрядчиков, обращающихся с отходами производства и потребления, возможность карать рублем или уголовным преследованиям тех, кто использует наш общий ресурс (природу и здоровье) в целях обогащения – это единственный залог устойчивого развития государства в интересах потомков.

Как Вы полагаете, когда в нашей стране может начаться эффективное использование раздельно собранных отходов?

— Раньше, чем у нас в стране везде возникнут технологии раздельного сбора отходов, раньше, чем мы научим население так поступать с отходами производства и потребления появятся технологии, избавляющие нас от опасных отходов, появятся способы и методы, которые будем легко и непринужденно реализовывать в ходе обычного жизненного цикла. И таким образом мы перешагнем потерянную ступень для России – ступень раздельного сбора отходов, и вместе со всем миром окажемся в высокотехнологическом обществе, где отходы заведомо, без нашего усилия, как потребителя, но с усилием, как формы государственного управления, будут безопасным образом нейтрализоваться.

— Какой из регионов нашей страны близок Вам по сердцу?

— Я родился и прожил в Самарской области 17 лет. После небольшого перерыва на протяжении 26 лет живу в Московской области. Страна у нас огромная и Центрально-Европейская равнина – это место, где русский, славянский народ, братские народы, живущие вблизи Восточной равнины, нашли истоки своей государственности. Поэтому я себя уютно чувствую в любом месте Восточно-Европейской равнины. Но промышленный потенциал, развитие страны – оно находится за Уралом.

— На Ваш взгляд, достаточно ли в нашей стране молодежных экологических инициатив?

— Во всех культурах, цивилизациях молодежи свойственно преобразовывать мир. Для этого требуется не только энергия, но и незнание, ибо незнание защищает нас от долгого обдумывания рисков. Если молодежь не меняет мир, не стремится к его улучшению – значит что-то не так с обществом в целом.  Молодежные экологические инициативы – это стремление изменить мир к лучшему для себя и для своих потомков.

Меру здесь определить очень трудно.  Главное, чтобы при этой реализации не впадать в маргинальность, не подменять реальную заботу об окружающей среде, о людях легко доступными для большинства мало задумывающихся граждан символами. Кидать бумажку в урну – это правильно, но это не все экологическое поведение, которое должно быть свойственно умному развитому человеку. Даже такой простой вопрос – кормить ли во дворе безнадзорную собаку? – не может быть однозначно решен, если вы задумаетесь о реальных рисках для маленьких соседей, играющих в песочнице вблизи этой безнадзорной собаки. Не все, что нам кажется правильным сиюминутно, на самом деле ведет к развитию и улучшению экологической ситуации.

Каждый человек, выполняя государственные функции, сам для себя определяет приоритеты, задает себе вопрос «Для чего я служу на этом посту государству»? Как Вы отвечаете себе на этот вопрос?

— Ключевой задачей шестой Государственной Думы в области охраны окружающей среды было изменение природоохранного законодательства, создание перспективного свода правил – природоохранных законов, которые помогут России конкурировать за мировые рынки в наступившем веке, сохраняя благоприятную среду обитания, сохраняя жизнь и здоровье граждан. Основной миссией была подготовка законов, в которых нуждается общество, которые может исполнить промышленность, обеспечивающих развитие страны. И это главное, что удалось сделать. Теперь задача – это применить.

— Год экологии перенимает эстафету от Года кино. В связи с этим вопрос, какой Ваш любимый фильм о природе и почему?

— Фильм «Тот самый Мюнхгаузен» — фильм о природе человека. И даже тот день, который Мюнхгаузен нашел для человека, это идея того, что никогда не надо останавливаться в поисках лучшего. Человеческая природа – природа изменять мир. Баланс между изменением и самоограничением – это и есть цена и качество цивилизации. Этот фильм учит людей находить баланс между своим «я» и тем, что от нас ждет мир.

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *