node-5542_param-img

Феликс Владимирович Кармазинов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

«Нам удалось стать лидером в области очистки воды»

 Феликс Владимирович, расскажите, с чего начиналась Ваша профессиональная история? Как так вышло, что Вы посвятили свою жизнь вопросам качественного водного обеспечения тогда еще Ленинграда?

– Все как-то само собой сложилось: родился я в морском городе Кронштадте, учился – в Институте водного транспорта, первое образование – судовой механик, так что жизнь моя c рождения связана с водой. Второе образование я получал уже в Высшей партийной школе. Это была настоящая кузница кадров для сферы управле — ния городским хозяйством. К моменту прихода в Водоканал у меня имелся достаточный опыт руководящей работы, в том числе в должности председателя исполкома Кронштадтского Совета народных депутатов.

Хорошо помню, как, получив предложение возглавить «Ленводоканал», я решил, что называется, посоветоваться со старшими товарищами. Михаил Федорович Петрук – личность почти легендарная, фронтовик, он обладал колоссальным опытом управленческой деятельности. Он мне сказал: «Водоканал – хозяйство серьезное, соглашайся. Там хоть и развал полный сейчас, но это и хорошо: ты хоть что-нибудь полезное сделаешь – и тебя уже заметили, тебе – плюс. А в успешную организацию придешь, где-нибудь ошибешься поначалу – тебя тоже сразу заметят, только в минус».

Я дал согласие. И до сих пор благодарен Михаилу Федоровичу за тот совет.

– В девяностые годы, непростые не только для Водоканала, но и для всей страны, Водоканал принимает амбициозную стратегию развития. Вы предвидели успех или все-таки сомнения были?

– Конечно, никто не был уверен, что все получится. Но отступать было уже некуда: еще немного, и город просто останется без воды. Поэтому мы изначально отказались от тактики латания дыр и разработали многоступенчатую программу развития, которая охватывала множество направлений: экологическое, социальное, производственное и др. Поначалу приходилось принимать жесткие меры, увольнять недобросовестных сотрудников, наказывать, требовать, но только так можно было сдвинуть с места эту махину. Ориентировались, конечно, на западный опыт. У нас ведь своего тогда вообще ничего не было: ни технологий, ни оборудования, даже формы организации работ во многом перенимали зарубежные.

Когда мы поняли, в какую сторону двигаться, пришлось очень много поездить по Европе, чтобы изучить работу европейских предприятий ВКХ. Самую действенную помощь оказали ближайшие соседи – финны, с которыми нас связали не просто деловые, а по-настоящему дружеские отношения. По-моему, это вообще случай уникальный в истории взаимоотношений двух стран: министерство окружающей среды Финляндии выделяло немалые средства на обучение российских специалистов. И мы сумели использовать этот шанс с максимальной эффективностью.

– Как вы считаете, в чем заключается главный фактор успеха любого предприятия?

Слагаемых успеха много, но, пожалуй, главным я бы назвал человека. Если руководителю не удалось создать коллектив, на который он может положиться, который его поддержит в критический момент, – такой руководитель ничего не добьется. Я без своего коллектива – ноль. С самого начала мне хотелось создать предприятие, которым бы гордились и дорожили, прежде всего, сами сотрудники Водоканала. У нас собралась очень профессиональная команда.

– Как вам удавалось все эти годы сохранять коллектив? Ведь многие из тех, кто работает в Водоканале, наверняка могли найти работу с более выгодными условиями?

– Людям нужны не только материальные блага – люди должны видеть, что их работа важна для города, что город эту работу ценит. Они должны чувствовать гордость за свое предприятие. И наши сотрудники гордятся Водоканалом.

Водоканал, в свою очередь, всегда очень ответственно подходил к своим обязательствам перед людьми. Даже в самые сложные времена у нас не было задержек зарплаты, мы всегда заботились о здоровье работников, создавали им условия для занятий спортом, для активного отдыха.

Мы в свое время не отказались от так называемой социальной инфраструктуры. И, кстати, опыт наших финских коллег подтвердил правильность такого решения. В одной из крупных финских компаний мой коллега показал мне план корпоративного развития этой фирмы. Я его листаю – и вдруг наталкиваюсь на социальный раздел. А это были годы, когда нам говорили, что у предприятия не должно быть социальных учреждений, что всё решает заработная плата. А тут я вижу – и детские лагеря отдыха есть, и столовые для работников… Финские коллеги объяснили: для того, чтобы выиграть конкуренцию на рынке труда, нужно делать так, чтобы у тебя было лучше, чем у другого.

«Я убежден: воспитывать уважительное отношение к воде и в целом к окружающей среде надо с детства. В 2002 году мы создали Детский экологический центр, и ребята, которые в начале двухтысячных ходили на занятия в ДЭЦ, принимали участие в его проектах, – они сегодня уже выросли, имеют собственные семьи, работают. А навыки бережного отношения к воде, которые эти ребята когда-то получили в ДЭЦ, остались с ними и во взрослой жизни. По сути, мы воспитываем новые поколения потребителей – потребителей ответственных и думающих.»

Еще одно конкурентное преимущество Водоканала – мы своим работникам создаем условия для профессионального развития. Это и программы обучения, это стажировки, это профессиональные конкурсы. Если человек хочет идти вперед, если он нацелен на получение новых знаний – мы стараемся его поддержать.

– Почему вы приняли решение создать образовательный экологический центр, а не центр по выращиванию экзотических растений? Не музей оборудования для очистки воды, а Музей Воды?

– Все просто. Водоканал проводит огромную работу по очистке сточных вод, применяет новейшие технологии, возвращает в Финский залив и Балтийское море чистую воду. Но чистота наших рек, озер, нашей Балтики зависит не только от Водоканала. Это зависит от всех жителей. Умеем ли мы бережно и ответственно относиться к воде? Ведь чем больше мы льем воды впустую, тем больше нужно реагентов и электроэнергии на водоподготовку, транспортировку, очистку стоков. Думаем ли о том, какими моющими средствами мы пользуемся в быту? Позволяем ли себе заезжать на машинах на берег озера или реки?

Я убежден: воспитывать уважительное отношение к воде и в целом к окружающей среде надо с детства. В 2002 году мы создали Детский экологический центр, и ребята, которые в начале двухтысячных ходили на занятия в ДЭЦ, принимали участие в его проектах, – они сегодня уже вырос- ли, имеют собственные семьи, работают. А навыки бережного отношения к воде, которые эти ребята когда-то получили в ДЭЦ, остались с ними и во взрослой жизни. По сути, мы воспитываем новые поколения потребителей – потребителей ответственных и думающих.

– Правда ли, что в городе снижается потребление воды?

– Да, сегодня петербуржец тратит 129 литров холодной воды в сутки, а двадцать лет назад этот показатель был почти 300 литров. Когда я пришел в Водоканал, суточная подача холодной воды в город составляла более 3 миллионов кубометров, а сегодня – в два раза меньше.

IMG_9600

Я считаю, что просветительская работа Водоканала повлияла на отношение петербуржцев к воде. Однажды к нам в Детский экологический центр приехал один высокопоставленный руководитель из Москвы. После нашего рассказа про экологическое просвещение детей он скептически покачал головой и попросил журнал посещений. «Позвоните этой девочке», – указал он на первый попавшийся телефон. Мы набрали, к телефону подошла мама. Он представился и сказал, что хочет поговорить с дочерью, но девочка (лет десяти) была в музыкальной школе. Тогда он спросил мать, посещает ли дочь занятия в Водоканале. Она ответила утвердительно. «И как вы их оцениваете?» – уточнил чиновник. Оказалось, что после этих занятий в доме всё поменялось: дочь стала следить за расходом воды. Отцу пришлось перейти на электробритву, а матери – реже принимать ванну. Наш гость положил трубку и признался: «Теперь я вижу – правда ваша!».

– Но ведь Водоканалу должно быть экономически выгодно высокое водопотребление?

– Это заблуждение. Несмотря на то, что сокращение водопотребления уменьшает текущие доходы Водоканала, в долгосрочной перспективе это позволяет предприятию и городу значительно экономить инвестиционные расходы. Дело в том, что если бы водопотребление сохранилось на уровне конца прошлого века, Петербургу потребовалось бы увеличить суммарную производительность водопроводных станций до 7 млн кубометров в сутки (а также – предусмотреть соответствующие мощности канализационных очистных сооружений). И объем необходимых для этого инвестиций составил бы около 800 млрд рублей. Сегодня Схема водоснабжения и водоотведения Санкт-Петербурга на период до 2025 года разработана исходя из общей производительности водопроводных станций на уровне около 1,7 млн кубометров в сутки (это – с учетом развития новых территорий города и районов Ленинградской области, граничащих с городом). И объем инвестиций в развитие водопроводно-канализационного хозяйства города оценивается на уровне около 200 млрд рублей, то есть экономия составляет примерно 600 млрд рублей.

– В 2015 году на территории Северной станции аэрации в Ольгино был открыт Демонстрационно-выставочный центр (ДВЦ) Кластера водоснабжения и водоотведения. Западные санкции подстегнули наших производителей?

– Когда на открытии демонстрационно-выставочного центра в Ольгино я увидел, чего мы достигли за 20 лет, откровенно говоря, почувствовал гордость.

Могу сказать, что в России сейчас появилось достаточно предприятий, которые выпускают конкурентоспособную продукцию, ничуть не уступающую по качеству зарубежной и при этом экономически выгодную. На выставочных площадках ДВЦ представлены более 300 образцов продукции и оборудования отечественных производителей. Это оборудование можно и нужно разрабатывать и выпускать на наших заводах, применять на наших сетях и станциях водоподготовки и очистки. Перечислить все компании невозможно, скажу только, что в рамках работы по импортозамещению был выявлен целый ряд отечественных компаний, позволив- ших заменить позиции, представленные импортируемым оборудованием, на отечественные аналоги. В результате системной работы мы снизили долю закупаемого импортного оборудования, запасных частей и материалов закупок с 30 % до 1,5 %.

IMG_2639

– Какова сегодня ситуация с очисткой сточной воды в городе?

– Три десятка лет назад наш город называли главным загрязнителем Балтийского моря. В городе не хватало мощностей канализационных очистных сооружений и коллекторов для транспортировки сточных вод; значительный объем стоков сбрасывался напрямую в Неву, без всякой очистки. Да и те технологии, которые использовались на канализационных станциях, могли обеспечить лишь весьма условную очистку стоков.

Состояние Финского залива в зоне ответственности Петербурга за последние годы значительно улучшилось, сине-зеленые водоросли практически исчезли – это сегодня признают, в том числе, наши финские соседи. И не просто признают – благодарят Петербург и петербургский Водоканал за проделанную работу.

оков. Сегодня в Петербурге проходят очистку 98,5% сточных вод. Это – один из самых высоких показателей среди мегаполисов мира. В ближайшие годы этот показатель будет доведен до 100%.

Ключевым проектом сегодня для нас является Охтинский коллектор. К 2020 году мы завершим 1-й этап строительства. Это позволит переключить 43 прямых выпуска общим объемом 11 млн кубометров сточной воды в год. Вся вода пойдет на очистку на Северную станцию аэрации.

Причем речь идет об очистке с выполнением всех рекомендаций Хельсинкской комиссии Состояние Финского залива в зоне ответственности Петербурга за последние годы значительно улучшилось, сине-зеленые водоросли практически исчезли – это сегодня признают, в том числе, наши финские соседи. И не просто признают – благодарят Петербург и петербургский Водоканал за проделанную работу. интервью по защите Балтийского моря (ХЕЛКОМ), с глубоким удалением биогенов – фосфора и азота. Это важно, поскольку именно фосфор и азот, попадая в море, стимулируют рост сине-зеле- ных водорослей, которые являются главной угрозой Балтике.

IMG_5832

Состояние Финского залива в зоне ответственности Петербурга за последние годы значительно улучшилось, сине-зеленые водоросли практически исчезли – это сегодня признают, в том числе, наши финские соседи. И не просто признают – благодарят Петербург и петербургский Водоканал за проделанную работу.

– Не всегда все складывается гладко и так, как хочется. Возникало ли желание все бросить и что останавливало?

– Такие моменты, конечно, были, и неоднократно, но потом эмоции проходят, и начинаешь снова заниматься своим делом. С годами, конечно, реагирую на некоторые ситуации более спокойно, чем реагировал бы двадцать лет назад. Это приходит с опытом.

– Что формирует ваше отношение к воде?

– Нам с вами далеко не все известно о том, что такое вода, какими свойствами она обладает. Точно знаю, что с водой нужно обращаться на вы. Это не просто один атом кислорода и два атома водорода, соединенные между собой. Вода – это живая субстанция, она имеет память. Например, след от корабля, который прошел по воде, сохраняется в течение не- скольких дней. Вне зависимости от погоды. Вода – бесконечно интересная тема.

– Ваши любимые писатели?

– Отечественная классика, скорее всего. Я не люблю читать зарубежных авторов. Ведь это переводы их произведений на русский язык. В переводе вы читаете переводчика, а не автора. Читать нужно оригинал, а не перевод. А для этого необходимо хорошо знать язык и культуру первоисточника.

– Петербургу действительно есть чем гордиться в области экологии, поэтому я желаю не сбавлять темп и двигаться только вперед.

 

 

 

 

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *