Рис. 1а. Самец домового воробья. Фото В.Потина

Воробьи Санкт-Петербурга

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

 Храбрый В.М., канд. биол. наук, Экологический институт РАН

Последние годы очень многие горожане задают один и тот же вопрос: «А что с воробьями, что-то их совсем мало стало». Давайте попробуем разобраться в этом, рассмотрев характерные особенности этих птиц, их привычки и предпочтения.

Самка-домового-воробья.-Фото-В.Потина

Самка-домового-воробья.-Фото-В.Потина

Европейскую часть России населяет два вида воробьев из рода настоящих воробьев (Passer) семейства воробьиных (Passeridae). Наиболее известный домовый воробей – Passer domesticus, который в наших условиях ведет оседлый образ жизни. Каждый житель нашего города ежедневно встречает эту небольшую подвижную, постоянно чирикающую птицу. У домового воробья ярко выражен половой диморфизм. У самца верх головы темно-серый, спина коричневая с черными пестринами, затылок и зашеек коричневые. Самка сверху серовато-бурая с рыжими пестринами, снизу буроватая. Воробьи – подвижные птицы, по земле постоянно передвигаются прыжками, отталкиваясь одновременно обеими ногами. Полет у них волнообразный, обычно низко над землей. Большей частью года держатся стайками. Часто купаются в песке. Голос у воробья – всем известное чириканье чив-чив-чив, которое в ускоренном темпе воспринимается как песня.

Домовый воробей кормит слетка

Домовый воробей кормит слетка

Распространение домовых воробьев внутри городских границ мозаично. В центральной части города они встречаются редко. Больше всего их в районах, где имеются многочисленные скверы, газоны, аллеи, бульвары, небольшие парки, меньше всего – в новостройках. Также они не живут в глубине больших парков и лесопарковых массивов,придерживаясь в них только окраин, широких аллей или дорог.

Самка домового воробья купается в песке. Фото В.Потина

Самка домового воробья купается в песке. Фото В.Потина

В течение года воробьи не совершают больших перемещений, кормятся и ночуют в одних и тех же участках города. Как правило, они образуют крупные скопления в местах обилия корма: у мусорных баков с пищевыми отходами, подкормочных площадок, транспортных узлов. Некоторые особи и даже небольшие стайки проникают в крытые рынки, супермаркеты, павильоны, помещения вокзалов, цеха и ангары предприятий и даже в вестибюли станций метрополитена. Воробьи ночуют в хорошо защищенных от ветра местах: на карнизах и

Самец домового воробья купается в уличной луже

Самец домового воробья купается в уличной луже

в архитектурных украшениях зданий, на чердаках, под крышами домов, в густых кустарниках и среди ветвей деревьев.

Уже в теплые дни февраля наблюдается повышение весенней активности воробьев. В это время можно наблюдать их «концерты», когда несколько десятков птиц, собравшись плотной кучкой на дереве или в кустах, громко чирикают хором. В размножении участвуют только половозрелые особи. Половозрелого

Кладка-домового-воробья

Кладка-домового-воробья

возраста птенцы достигают на второй год жизни, но не все особи (часть из них гибнет под воздействием факторов внешней среды: биотических, абиотических, антропогенных). Воздействие этих факторов непрерывно на протяжении всей жизни воробьев и влечет колебание численности популяции в целом. Средняя продолжительность жизни домового воробья 9–21 месяц, максимальная – 13 лет.

Обычно с середины марта домовые воробьи держатся парами у мест гнездования. В это же время они начинают строить гнезда. В городе гнезда домовых воробьев можно встретить в

Полевые воробьи с удовольствием утстраивают гнезда в пустотах под наличником окон

Полевые воробьи с удовольствием утстраивают гнезда в пустотах под наличником окон

самых разнообразных местах. По нашим наблюдениям эти птицы гнездятся за наличниками окон и резными украшениями деревянных домов старой постройки. В каменных зданиях они охотно заселяют вентиляционные отверстия, живут под покрытиями крыш и под карнизами, в полостях за архитектурными украшениями, за водосточными трубами внутренних углов зданий, делая здесь гнезда полуоткрытого типа. В парках предпочитают устраивать гнезда в естественных полостях деревьев, а при высокой численности занимают искусственные гнездовья с входным летком 3–5 см.

Гнезда домовых воробьев находили в старых гнездах городских ласточек, в металлических столбах уличного освещения, в стеклянном абажуре лампы уличного освещения, в недействующих оконных вентиляторах и даже в световых рекламах. В местах, где плотность популяции домовых воробьев очень высокая, эти птицы иногда устраивают небольшие колонии и вьют гнезда открытого типа в кронах деревьев или в густых сплетениях девичьего винограда (Parthenocissus), который в некоторых местах плотно покрывает стены каменных зданий. Такие гнезда были обнаружены в Московском и Приморском парках Победы, на Тобольской улице.

Самец домового воробья. Фото В.Потина

Самец домового воробья. Фото В.Потина

Строят гнезда вместе самец и самка. Гнездо крупное, построенное из сухих стеблей и листьев растений, тряпок, ваты, пакли, иногда даже бумаги и разных веревок. Оно заполняет всю нишу. Гнездовая камера шарообразной формы, обильно выложена шерстью домашних животных и перьями. В году бывает несколько кладок, каждая из которых содержит 3–6, чаще 4–5 беловатых или сероватых с бурыми пятнами яиц. Откладывание яиц первого репродуктивного цикла в Санкт-Петербурге происходит в конце марта – начале апреля. Кладку насиживают попеременно самец и самка в течение 13–14 суток после снесения последнего яйца. Птенцы появляются в первой половине мая. Их выкармливают оба родителя 14–16 дней. Слетки покидают гнезда во второй половине мая – в начале июня. С середины июня начинается новый репродуктивный цикл. Во второй половине августа у воробьев вновь отмечается ритуальное брачное поведение.

Полевой воробей кормит слетка

Полевой воробей кормит слетка

У домовых воробьев широко распространена супружеская неверность. Сравнение нуклеотидных последовательностей ДНК у эмбрионов, птенцов и выкармливающих их взрослых показало, что около 30% самцов насиживают, по меньшей мере, одно яйцо, оплодотворенное другим самцом, и до 40% самцов прилежно выкармливают хотя бы одного неродного птенца. Максимальная вероятность оплодотворения у самок домового воробья приходится на неделю накануне яйцекладки. Самцы распознают таких самок даже в полете и буквально не дают им проходу, предпринимая индивидуальные и коллективные сексуальные атаки при всяком удобном случае. При нападении самки защищаются и чаще всего оставляют насильников с носом. Есть наблюдения, что склонность самцов домового воробья к многоженству толкает некоторые особи на неблаговидные поступки, вроде убийства птенцов в соседних гнездах в расчете на то, что оставшийся без потомства самец бросит разоренное гнездо, а самке ничего не останется, как ответить взаимностью коварному соседу.

Со второй половины августа воробьи объединяются в крупные стаи и в поисках корма кочуют по скверам, паркам, держатся на газонах, перемещаются к пустырям, окраинам города. Ярко выраженных сезонных передвижений воробьев в Санкт-Петербурге не отмечено.

Драчуны. Полевые воробьи

Драчуны. Полевые воробьи

Домовый воробей – один из тех нескольких видов, которые всегда выигрывали от урбанизации или, как минимум, сохраняли популяции стабильными. Тем удивительнее, что последние несколько десятилетий на северо-западе Европы (в частности в Германии, Голландии, Великобритании, Чехии) численность этого вида резко пошла вниз, хотя, на первый взгляд, урболандшафт остался тем же самым. Так, с середины 1980-х гг. популяция воробьев в Чехии уменьшилась на 75%, в Великобритании – на 68%, причем в крупных городах Британии они практически исчезли. В Финляндии с 1980-х по 1990-е гг. численность домового воробья снизилась на 50% и продолжает уменьшаться. Причины этого снижения до сих пор полностью неясны и требуют дальнейших исследований.

Судя по всему, сокращение численности началось уже с середины 1980-х гг., но поскольку на него своевременно не обратили внимания, точный момент начала спада неизвестен. В Великобритании спад численности вида наиболее выражен на юге и востоке страны, где сосредоточено около половины всей численности популяции. Общая численность домовых воробьев в Великобритании упала с примерно 13 млн пар в начале 1970-х до примерно 6 млн пар в конце 1990-х гг. и снижается по сей день. Сходный негативный тренд популяционной динамики зафиксирован у домового воробья в некоторых российских городах, в том числе и в Санкт-Петербурге. По мнению многих исследователей, основная причина «воробьиных проблем» – благоустройство городов, что приводит к ухудшению качества местообитаний птиц и, как следствие, уменьшению кормовой базы, необходимой для выживания.

По наблюдениям А.И. Ильенко, в питании птенцов городских популяций воробьев преобладают объекты антропогенного происхождения и растительный корм (до 90% встречаемости), в первую очередь зерна культурных растений. Автор объясняет это явление тем, что в условиях крупного города (исследования проводились в Москве) птицам трудно собрать необходимое количество беспозвоночных. Этим же объясняется высокая доля среди поедаемых птенцами насекомых крупных жужелиц, других крупных жуков с твердыми покровами, жалящих перепончатокрылых и прочих групп, по отношению к которым в нормальных условиях у воробьев наблюдается отрицательная избирательность. Как правило, большинство воробьиных птиц приносит птенцам наиболее мягких, легко перевариваемых беспозвоночных.

В значительной степени это характерно и для воробьев. В пищевом рационе их птенцов беспозвоночные с твердыми покровами обычно играют небольшую роль (несколько процентов), основу питания составляет более мягкий корм. Однако птенцы воробьев могут усваивать даже растительную пищу. По-видимому, они не столь сильно, как птенцы исключительно насекомоядных птиц, нуждаются в выкармливании наиболее мягкими беспозвоночными и в условиях города могут поедать почти любых съедобных насекомых. Стремление воробьев выкармливать птенцов более нежной пищей в этих случаях проявляется в том, что птенцы получают довольно много беспозвоночных, в то время как взрослые особи питаются почти исключительно растительным и антропогенным кормом.

Также способствует уменьшению численности домового воробья ухудшение условий для устройства гнезд. В последние годы коммунальные службы стремятся заделать все щели в домах и крышах, закрыть доступ на чердаки. Между тем несколько видов птиц города (домовый воробей, большая синица, лазоревка) гнездятся именно в таких антропогенных «дуплах». Казалось бы, что положение могут спасти различные искусственные гнездовья, которых в городе, в общем-то, развешивают достаточно. Но, увы, наблюдения показывают, что домовые воробьи в застроенной части города редко поселяются в таких гнездовьях, предпочитая селиться под крышами и в различных щелях зданий. И только в парках приблизительно одно–два из десяти вывешенных по аллеям и дорожкам искусственных гнездовий заселяется домовым воробьем.

Нельзя сбрасывать со счетов интенсивную перестройку городских кварталов и необходимость во внеуличных парковках, которая приводит к неблагоприятным изменениям структуры местообитаний. В городе значительно сократилось относительное обилие участков лугового разнотравья, зарослей крапивы и бурьяна в мозаике ландшафта (а именно эти параметры коррелируют с возрастанием биоразнообразия орнитофауны в городских районах). «Опрятные», благоустроенные садики, где значительная часть почвы запечатана покрытием для дорожек и парковок, вытесняют «дикие», что значительно ухудшает качество местообитания для воробьев в сезон размножения.

В работах преимущественно английских исследователей, посвященных изучению обилия членистоногих в разных типах городских местообитаний, показано, что успех размножения домовых воробьев наиболее высок в микрорайонах с большим обилием насекомых, где фиксируется наименьшая вероятность гибели слетков от голода; там же максимальна доля приносимых птенцам насекомых в противоположность растительной пище. Обнаружено, что домовые воробьи успешней всего выводят птенцов на участках, включающих большую пропорцию лиственных кустарников и относительно меньшую – запечатывающих почву покрытий (в первую очередь асфальт и бетон).

Негативное влияние на популяции домовых воробьев может оказать хищничество домашних кошек. Так, за пять месяцев 1997 года кошачье население Великобритании добыло примерно 27 млн птиц. В среднем на одну кошку ежегодно приходится 14 мелких млекопитающих и птиц, что, однако, не в полной мере отражает реальную картину, так как кошки вряд ли приносят в дом всех, кого поймали. Умножьте эту цифру на численность домашних кошек в Великобритании – примерно 6 млн, и масштабы истребления птиц кошками становятся очевидными. Не следует забывать, что особенность домашних кошек в том, что они получают пищу от хозяина, поэтому их численность не зависит от численности жертв, и они могут истреблять даже редкие виды птиц. Илкка Хански. Ускользающий мир. Экологические последствия утраты местообитаний. (М.: Товарищество научных изданий КМК, 2010. С. 134–135)

Таким образом, вероятнее всего, главным фактором снижения численности домового воробья в городах являются строительство жилья и реконструкция старой застройки, что почти всегда ведет к повышению социально-экономического статуса жителей и к ухудшению качества местообитаний воробьев. То есть уменьшение численности домового воробья, да и некоторых других птиц, наиболее вероятно на территориях с повышенным социально-экономическим статусом. В большинстве городских кварталов зеленые «острова» кустарниковых и травянистых местообитаний, необходимые воробьям, оказываются под угрозой вследствие уплотнительной застройки. Современный спрос на жилье ведет к тому, что многие городские кварталы интенсивно застраиваются, превращаясь в красивые, чистые и ухоженные архитектурные районы. Степень измененности ландшафта в крупных городах оказывается настолько велика и темпы изменений ландшафтной мозаики настолько высоки, что их не выдерживают ни «традиционные синантропы» в городе, ни обычные виды «традиционного сельскохозяйственного ландшафта» за его пределами.

Screenshot_1

Screenshot_2

Screenshot_3

Screenshot_4

Screenshot_5

Screenshot_6

Вот что по этому поводу пишут английские исследователи Lorna M. Shaw, Dan Chamberlain1, Greg Conway & Mike Toms в работе «Пространственное распределение и предпочтения среды обитания домового воробья в урбанизированных ландшафтах»: «Поскольку жизнеспособность популяций связана с «умением» системы обеспечить долговременную устойчивость воспроизводства структуры (и только потом – населения) вопреки неопределенности, вызванной демографическими изменения «внутри» системы и экологическими «вокруг» нее. Если это не удается, популяционная структура дестабилизируется, начинается дезорганизация, и вид вымирает даже при достаточной численности; понятно, что быстрые и направленные изменения среды обитания вносят в дестабилизацию максимальный вклад».

Кроме выше перечисленного, благоустройство городских кварталов также предусматривает раннее кошение газонов, которое не позволяет созреть семенам, служащим основным кормом в жизненном цикле птиц. Кроме того, постоянная стрижка газонов и подкормка их различными удобрениями способствуют уменьшению численности насекомых, что в свою очередь также отражается на выживаемости птенцов. Отрицательно влияет на выживаемость воробьев и уменьшение зеленых городских зон, что опять-таки ведет к гибели насекомых, необходимых для выкармливания птенцов.

Полевые воробьи

Полевые воробьи

Полевой воробей Passer montanus – это второй вид, населяющий город и область. В отличие от домового воробья самцы и самки полевого воробья ничем не отличаются друг от друга. Внешне птицы похожи на самца домового воробья, но более изящные и мелкие. Их основное отличие – верх головы и затылок ярко-каштанового цвета, а на ушной области хорошо заметны черные пятнышки. «Нагрудник» полевого воробья тоже черный, но не распространяется на грудь, а вокруг шеи отчетливо заметен воротничок из белых перьев. На крыльях птиц располагается не одна, а две полоски светлого оттенка. Чириканье полевого воробья нежнее, чем у домового, и звучит как зев-зев-зев или тек-тек, тив-тив.

В Санкт-Петербурге полевой воробей гнездится по периферии городской черты, в районах индивидуальной застройки, окраин парков, на кладбищах. Вполне обычен он и в старых больших городских парках. Последние десятилетия отдельные пары этого воробья в гнездовое время встречаются в хорошо озелененных районах города, как правило, это застройки середины прошлого столетия. Обычно полевые воробьи держатся отдельными группами, реже встречаются вместе с домовыми воробьями.

В Санкт-Петербурге у мест гнездования полевые воробьи появляются в конце марта – начале апреля. Гнезда устраивают под крышами домов, в щелях стен, пустотах столбов уличных фонарей, дуплах деревьев, искусственных гнездовьях. Обычно полевой воробей гнездится парами, реже – небольшими колониями. Гнездо полевого воробья представляет собой аккуратную шарообразную постройку с небольшим летным отверстием, свитую из стеблей злаков или других травянистых растений, с примесью шерсти, перьев и другого мягкого материала. Оно строится довольно долго (иногда около месяца) и внешне похоже на гнездо домового воробья, хотя и несколько более грубое. Изнутри гнездо выстлано пухом и перьями. Гнездо строят совместно самец и самка.

Откладывание яиц происходит в середине апреля – начале мая. Полная кладка состоит из 3–6 серых или серовато-зеленоватых яиц с многочисленными бурыми пятнами. Кладку насиживают оба партнера с предпоследнего яйца в течение 13–14 суток. Так же, как и у домового воробья, у полевого наблюдаются случаи полигамии. Исследования венгерских орнитологов, проведенные в колонии птиц на территории городского парка, показали, что около 9% яиц были оплодотворены самцами чужой пары, а в 21% случаев в гнезде находился, по крайней мере, один птенец, не имеющий генетического родства со своей предполагаемой матерью. Кормят птенцов самец и самка в течение 15–16 дней.

Слетки покидают гнезда в конце мая – начале нюня. Около двух недель их докармливают родители. Птенцы полевого воробья выкармливаются растительными и животными кормами, хотя последние обычно преобладают. Видовое разнообразие беспозвоночных, используемых в пищу, очень велико. Первый день птенцы полевого воробья обычно получают внутреннее содержимое пауков, а в дальнейшем – мягких гусениц, жуков, а также семена как культурных, так и дикорастущих растений.

Второй репродуктивный цикл продолжается с середины июня до середины июля. Первое время после вылета птенцов из гнезд выводки держатся недалеко от них. В конце лета они объединяются в стаи и кормятся семенами злаков, собирая их на пустырях и по обочинам дорог. В питании взрослых полевых воробьев семена культурных и дикорастущих растений имеют большее значение, чем животная пища.

Плотность населения и динамика численности полевого воробья, хотя и в меньшей степени, но также имеет отрицательный тренд.

Анализ динамики численности домового и полевого воробьев за 30 лет наблюдений показывает, что практически во всех городских биотопах отмечается снижение численности. Как показано выше, этот процесс распространен по всей территории Европы, наш город не исключение. Наибольшей спад численности наблюдается в больших благоустроенных мегаполисах. Многолетняя годовая динамика численности воробьев отражает влияние факторов естественного и антропогенного происхождения на изменение популяции. Здесь ярко проявляются противоречия между человеком и животными, населяющими городскую территорию. То, что нужно человеку, далеко не всегда подходит животным, в частности птицам, населяющим урбанизированные территории. Примеров тому множество, имеющийся в нашем распоряжении материал позволяет констатировать, что во всех биотопах Санкт-Петербурга произошли значительные изменения как видового состава, так и плотности населения гнездящихся птиц. Основной предполагаемый фактор снижения численности большинства гнездящихся видов – антропогенное воздействие, а именно:

  • уничтожение местообитаний,
  • беспокойство во время гнездования,
  • недостаток кормов для выкармливания птенцов.

Степень подверженности указанным факторам бросается в глаза, если посмотреть на графики динамики численности видов. Такой анализ показывает, что больше всего уменьшилась численность птиц, устраивающих гнезда на земле или низко над землей. В меньшей степени, но, тем не менее, уменьшилась численность птиц, гнездящихся на деревьях невысоко над землей. Полученные материалы позволяют заключить, что во всех биотопах Санкт-Петербурга происходят вызванные антропогенным влиянием изменения в населении птиц на фоне естественных многолетних флуктуаций численности. Свидетельством тому служит ряд фактов. Прежде всего, это уменьшение гнездовой численности не только отдельных видов, но и населения в целом, преобладание тенденции к сокращению видового богатства и количества фоновых видов.

Анализ распределения гнездящихся птиц на территории города показывает, что наибольшее число редких гнездящихся птиц встречается на территориях ООПТ, уже существующих или предполагаемых и проектируемых, что является еще одним подтверждением наличия «ножниц» между благоустроенностью-ухоженностью-окультуренностью ландшафта, в том числе природного (лесов, лугов, речных долин и пр.), и возможностью сохранения биоразнообразия на данной территории. Вот как это формулировал классик охраны природы в нашей стране проф. Г.А. Кожевников, давая обобщенное описание хорошо ухоженного леса по германской модели: «Представьте себе, что в лесу, ранее носившем первобытный характер, проведены широкие просеки и построены дома. На просеках сделаны богатые посадки, много цветущих кустарников, живых изгородей, много таких деревьев, которых прежде в лесу не было. Все это пышно разрослось и дает приют многочисленным птицам. В лесу запрещено стрелять, и это соблюдается. Целый ряд хищников остается здесь на гнездовьях, гнездятся даже цапли, есть белки, зайцы, даже барсуки и лисицы. Получается довольно оживленная картина животной жизни…» (Кожевников, 1909, с. 7).

 

Литература

Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев. Монография. – Рязань. 2010. –192 с.

Илкка Хански. Ускользающий мир. Экологические последствия утраты местообитаний. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2010. С. 134–135.

Ильенко А.И. Экология домовых воробьев и их эктопаразитов. М., Наука, 1976. – 120 с.

Иовченко Н.П., Фетисов С.А. О численности полевого воробья в парках Ленинграда // Тез. докл. 7 Всесоюзн. орнитол. конф. – Киев, 1977. – С. 142–144.

Носков Г.А., Фетисов С.А., Гагинская А.Р. Полевой воробей (характеристика вида на пространстве ареала). Л.: ЛГУ, 1981. – 292 с.

Храбрый В.М. О гнездовании домового воробья на деревьях в Ленинграде // Тез. докл. Всесоюзн. совещ. «Экология гнездования птиц и методы ее изучения». Самарканд, 1979. С. 228–229.

Храбрый В.М. Птицы Санкт-Петербурга. Фауна, размещение, охрана (Тр. Зоол. ин-та, Т. 236). СПб. 1991. – 275 с.

Храбрый В.М. Птицы Елагина острова // Природа Елагина острова. СПб., 2007. С. 76–94.

Храбрый В.М. Система ООПТ как безальтернативное потенциальное условие сохранения редких видов птиц города // Материалы межрегиональной конференции «Особо охраняемые природные территории регионального значения: проблемы управления и перспективы развития». СПб., 2010. С. 97–100.

Храбрый В.М. Многолетняя динамика численности птиц зеленых насаждений Санкт-Петербурга // Настоящее и будущее урбанизации: экологические вызовы. Материалы конференции. СПб., 2012. С. 126–128.

Храбрый В.М. Изменение фауны птиц в административных границах Санкт-Петербурга при антропогенном воздействии // Материалы Всероссийской конференции памяти Е.Н. Курочкина. М. 2013. С. 210–214.

Kate E. V., William P., Fowler J. A. 2003. An investigation into the causes of population decline of the house sparrow (Passer domesticus) in urban Britain. // Die vogelwarte. Abstract Volume. 4 Conference of the European Ornitologists Union. Band 43. Heft 1-2. P. 9–10.

Khrabryi V. M. Long-term dynamics of specific composition and numbers of breeding birds in St. Petersburg parks // Avian ecol. and behav., 2001, т.6, C. 67–68.

Summers-Smith D. 1988. The sparrows. A study of the genus Passer. T. AD. Pouser. Calton. 34 2p.

Lorna Shaw, Dan Chamberlain & Matthew Evans. The House Sparrow Passer domesticus in urban areas: reviewing a possible link between post-decline distribution and human socioeconomic status // Journal of Ornithology. 2008, No. 149. S. 293–299.

Lorna M. Shaw, Dan Chamberlain1, Greg Conway & Mike Toms. Spatial distribution and habitat preferences of the House Sparrow, Passer domesticus in urbanised landscapes // BTO Research Report No. 599. June 2011, © British Trust for Ornithology.

Summers-Smith, J.D. 2003. The decline of the House Sparrow: a review. British Birds 95: 143–146.

 

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *