Орлов-2-768x510

Даниэль Всеволодович Орлов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Писатель, член международного ПЕН-клуба

Большинство людей, в том числе специалисты, считают, что охрана окружающей среды, вопросы, связанные с экологией, это переработка мусора, использование наилучших доступных технологий, сохранение живой природы в том виде, каком мы ее знаем. А что об этом думаете вы?

– Я считаю, что охрана окружающей среды была естественной функцией социалистического общества, как наиболее равновесной экономической системы, отражением концепции общей собственности на ресурсы и средства производства. Тогда как для капиталистического государства, управляемого нанятыми классом выгодоприобретателей менеджерами, эта функция лишняя. Даже международные экологические организации – это либо бизнес-проекты, либо проекты военно-разведывательные.

В парадигме безудержного потребления ненужных вещей, в философии короткого срока жизни продукции промышленности человек и природа рано или поздно проиграют, как бы прекрасна ни была имитация охраны окружающей среды. Это медленный проигрыш, а есть еще техногенные катастрофы – быстрые шаги с одного уровня на другой. После техногенных катастроф включаются мобилизационные процессы, и на краткий период возникает иллюзия контроля человека над тем, что он управляет. Мол, больше мы такого никогда не допустим!

Однако, если в проблемы экологии вплетаются понятия прибыли, контроль всегда будет недостаточен, а чаще всего имитационен. Мы уже не смогли сохранить живую и неживую природу в том виде, в каком получили ее от своих отцов. И скорее всего, наши дети и внуки получат уже совсем другую планету, мало пригодную для жилья. До тех пор пока человечество не вернется к концепции построения социалистического общежития, мы будем видеть уничтожение планеты все более быстрыми темпами. И не надо себя обманывать, что это не так. Мол, мы же столько делаем. Мы затыкаем дыры, которые будут только расти. И затычка всегда будет меньше пробоины. Значит ли это, что все усилия напрасны? Не думаю. Жизнь человека – это путь, труд и борьба.

Литература своего рода зеркало общества и мира. Скажите, есть ли в современных литературных течениях (направлениях) авторы, которые раскрывают в своих произведениях темы, связанные с местом человека в окружающем мире с экологической точки зрения. Все-таки экология, в буквальном смысле, это наука о доме. Является ли эта тема актуальной в современном литературном пространстве?

– Вряд ли это направление. Смутно представляю себе некий «экореализм». Русский писатель пишет о человеке. Человек – область интереса русской прозы, да и вообще прозы, мирового способа размышления о бытие. Потому «Корни неба» Ромена Гари – это не о браконьерском уничтожении африканских слонов, а об уничтожении человеческого в человеке и вообще о границах человеческого. А великий роман «Лес» Леонида Леонова – только отчасти роман о вырубке лесных богатств европейской территории страны, это роман прежде всего о пустоши в человеческой душе, потом в истории, а потом только в верховьях Волги. Такое же человеческое, памятливое «Прощание с Матёрой» Валентина Распутина и рифмуемый с ними роман нашего современника Романа Сенчина «Зона затопления».

В этих книгах речь идет о справедливости, о совести, о долге, о правильности или об ошибочности жизненных представлений. Авторы ищут оправдание человеку, возможно, подсказывают читателю, как смотреть на себя самого и на то, что происходит сейчас. В произведениях русской прозы природа и человек равноценны для автора. Хороший писатель не может позволить себе встать на сторону только абстрактной природы или только на сторону человека. Мир показывается в диалектическом противоречии, потому книги становятся поводом для движений души. И так и должно быть. Декларативность прозу убивает, читатель перестает верить автору, потому что автор интересен только тогда, когда не учит. Озабоченность, боль, недоумение, растерянность – то, на что откликается читатель, и то, с чем к нему должен идти прозаик. По крайней мере, русский прозаик.

Вы часто общаетесь с читателями, ездите по стране с творческими встречами и семинарами. Поднимаются ли вопросы, связанные с охраной природы, на таких встречах? И если да, что волнует читателей в первую очередь?

– Человек брошен. До него никому нет дела. О нем вспоминают перед выборами и благополучно забывают сразу после них. Русский человек растерян от этого, не может поверить, что его душевные порывы, его готовность к соборности, к совместному решению проблем общества не востребованы. Его показательно не берут в будущее. Вместо этого есть потешные общественные организации, какие-то тусовочные волонтерства в региональных центрах и прочая ерунда. Пружина народного самосознания пережата долгим, почти уже четвертьвековым заводом. Пружина пережата и заклинена ощущением несправедливости. Чудом еще не полыхают дорогие особняки на землях заповедников в Тульской и Рязанской областях, чудом не взлетают на воздух предприятия, устраивающие свалки на Урале. Чудом не трещат заборы государственных чиновников, медленно, но систематически продающих русскую землю китайцам.

Я за последние несколько лет видел огромные, до горизонта поля пней после вырубок в Забайкалье, нефтяные разливы на сибирских реках, задыхался от черного смога на красноярских улицах. Это только то, что я видел своими глазами, потому что они у меня открыты. А еще у меня открыты уши, и я слышу то, что мне рассказывают от Нижнего Тагила до Дивеево и от Норильска до Канска. Везде человек и его дом низведены до топлива в печах капитала. А люди продолжают покупать новые айфоны, которые сделаны из людской плоти и плоти нашего будущего.

Как вы считаете, может ли литература, скорее, культура в целом, стать тем инструментом, который повлияет, может быть, даже изменит сознание людей, привьет им бережное отношение к окружающему нас миру? Сменится ли вектор с личного благополучия и успеха на благополучие и успех всех через каждого в гармоничном существовании с природой и жизненным пространством человека?

– О да! Ключи к человеку в руках религии и искусства, тем их совместные действия, направленные на возвращение человека в мир, и опасны для авторов теории безудержного потребления случайными людьми ненужных товаров. Когда человек проснется, мало не покажется. Увы, нас всех ожидают величайшие потрясения. Мир уже стоит на грани кризиса, связанного с уничтожением свободного труда, свободной конкуренции и приходом искусственного интеллекта на обслуживание крупного капитала. Это кризис капитализма и одновременно кризис гуманизма как постхристианской, даже поставрамической философии.

То, что при разрушении капиталистического общества произойдут крупнейшие техногенные катастрофы, к сожалению, весьма вероятный сценарий. Готовым к этому быть нельзя. И надо не допускать благодушных мыслей, что время «полдня двадцать первого века», описанное в произведениях Стругацких, наступит. Увы, этот шанс планета уже упустила.

Ваши мысли не веселы. Но что делать обычному человеку? Есть какая-то модель общественного поведения, которая может быть предложена, чтобы мрачные сценарии не реализовались?

– Первое и главное – остановить потребление. Не покупать то, что на самом деле не нужно. Ремонтировать, а не покупать новое, усовершенствовать, а не покупать новое. Требовать сервиса, а не замены. Понимать, где ваши потребности объективны, а где за вас решили маркетологи. Общими усилиями, усилиями миллионов даже в рамках рынка конкретных стран возможно инициировать возврат от парадигмы смены моделей и экономики производства продукции намеренно ограниченного качества к экономике долговременно используемых вещей.

Спросите себя: а что, ваш прошлый телефон плохо звонил? Может быть, вам было неудобно общаться со своими знакомыми или он как-то совсем скверно фотографировал? Начнем с того, что телефон не должен фотографировать, это избыточная функция. И так со всем. Вы поменяли машину, потому что она что? Она перестала вас устраивать? Почему? Потому что она после пробега в сто тысяч километров начала часто ломаться, а запчасти показались вам золотыми? Или вы не дождались сотни тысяч, а просто она стала не новая и это непрестижно? Да, это важно для жителей мегаполисов, которые на создание и поддержание собственного социального имиджа тратят основное электричество. Престиж – это один из обманов, часть общего морока, который снизошел на человечество. Однажды прозрев, человек уже не останется слеп. Надо только постараться.

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *