This picture taken on December 28, 2017 in Pyeongchang shows the Olympic Sliding Centre, a venue for the 2018 Pyeongchang Winter Olympics.
Thousands of avid speed skating fans will pack the futuristic Gangneung Oval for the Olympic tournament next month. But afterwards one suggestion is for the cavernous steel-grey structure to host frozen fish. / AFP PHOTO / Yelim LEE        (Photo credit should read YELIM LEE/AFP/Getty Images)

Из спорта в экологию

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Антипова Юлия Константиновна, сотрудник Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга

Антипова Юлия
Константиновна,
сотрудник Комитета по
природопользованию, охране
окружающей среды
и обеспечению экологической
безопасности Санкт-Петербурга

На вопросы отвечает Юлия Константиновна Антипова – мастер спорта международного класса по санному спорту, двукратный обладатель Кубка мира, призер чемпионатов мира, чемпионка СССР по санному спорту, участница зимних Олимпийских игр в Калгари 1988 года. Юлия Константиновна – главный специалист сектора государственной экологической экспертизы Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга.

Как вы, профессиональная спортсменка, попали в экологию?

– Волею судеб я, будучи членом сборной СССР по санному спорту, участвовала в соревнованиях на всех уровнях в самых разных странах и иногда даже побеждала, защищала честь страны на Олимпийских играх. После окончания спортивной карьеры и академии (тогда института) им П.Ф. Лесгафта я работала в Российском институте профилактической медицины, занималась методиками рекреации. Уже позже я получила экологическое образование, сейчас моя жизнь и работа вот уже 13 лет связаны с экологической экспертизой в Комитете по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности. Можно сказать, что мой приход в экологию отчасти закономерен.

Мне почему-то всегда казалось, что любовь и интерес к природе, понимание необходимости ее беречь – это свойство, естественное для человека вне зависимости от его рода деятельности. Эти качества прививаются на протяжении всей жизни, сначала родителями, потом учителями, наставниками, обществом. Конечно, у людей, занимающихся профессионально спортом или туризмом, намного больше шансов научиться понимать и ценить природу, но очень многое зависит от тренеров, от их авторитета и личного примера. В моей жизни такие наставники были, включая родителей, конечно.

Надо учитывать, что я родом из СССР, и плеяда тренеров-воспитателей того времени сделана была тоже в этой стране. Помните, какой популярностью пользовались в Союзе походы, песни у костра, туризм, альпинизм? Спорт был овеян романтикой, чемпионы известны на всю страну. Вообще спорт, да и вся жизнь тогда, были куда более «nature friendly» – дружественнее по отношению к природе.

Привязанность к спорту я сохранила и сейчас. Стараюсь по возможности вести активный образ жизни. Очень люблю велопоходы, горный туризм, катаюсь на горных лыжах. Для отдыха и путешествий чаще всего выбираю места, где можно соприкоснуться с дикой природой. Горы – это отдельная, особая моя любовь. Можно сказать, что спортивная юность для меня бесследно не прошла.

Ю.К. Антипова. Чегет, Приэльбрусье

Ю.К. Антипова. Чегет, Приэльбрусье

С точки зрения профессионального спортсмена и в то же время профессионального эколога, как же все-таки соотносятся экология и спорт высоких достижений?

– Как и любая сфера деятельности человека, спорт безусловно сопряжен с темой здоровья и сохранением благоприятной окружающей среды. Однако вопрос о взаимосвязи экологии и спорта, по-моему, гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд, и имеет две стороны медали. С одной стороны, в идеале физкультурно-спортивная деятельность не должна наносить вред живой природе и здоровью человека, и призвана способствовать их сохранению. В подавляющем большинстве видов подготовка спортсменов включает тренировки на открытом воздухе и, что особенно важно, чистом. Для достижения высоких спортивных результатов здоровая окружающая среда просто необходима, кроме того, целый ряд видов спорта непосредственно связан с окружающей средой (горные и беговые лыжи, сани и бобслей, биатлон, яхтинг, альпинизм и многие другие).

Программы, реализуемые МОК (Международным олимпийским комитетом), включают охрану окружающей среды как одну из приоритетных задач политики современного олимпийского движения. В Олимпийской хартии подчеркнуто, что необходимо поощрять и поддерживать экологическую ответственность спорта, использовать огромные возможности спорта как мощного инструмента для положительных изменений в вопросах устойчивого развития.

Для подготовки и выбора мест для проведения Олимпийских игр сегодня создается специальная экологическая комиссия. Особую роль документ отводит и спортсменам-олимпийцам, которые могут и должны взять на себя роль в формировании уважительного отношения к природе и окружающей среде. Отдельные современные спортивные объекты, построенные для последних олимпиад, могут служить образцами (хоть и очень дорогими) по реализации «зеленых технологий» в строительстве.

Ну а если перейти от патетики к реальностям нашей жизни, то все не так гладко и радужно, как хотелось бы. И озабоченность МОК проблемами окружающей среды не на пустом месте возникла.

Расскажите, пожалуйста, подробнее об экологических проблемах Олимпийских игр.

Олимпиада в Калгари в 1988 году (Ю.К. Антипова – 5-е место)

Олимпиада в Калгари в 1988 году (Ю.К. Антипова – 5-е место)

– Остановлюсь, пожалуй, на тех видах спорта и природоохранных проблемах, с которыми знакома не понаслышке, о зимних видах, и в частности о своем родном санном спорте. Проблемы родились не сегодня. Корни их уходят в историю зимних Олимпийских игр прошлых лет. Олимпийское наследие выявило целый ряд экологических проблем, которые и сформировали идею внесения в хартию новой миссии, направленной на заботу об окружающей среде, иначе говоря, по «озеленению» Игр.

Зимние олимпийские виды в основном задействуют горнолыжные курорты и природные территории, иногда национальные парки, следовательно, они впрямую оказывают влияние на эти местности, что вызывает сопротивление экологических организаций, и не без оснований. Для проведения Игр необходимы компактно расположенные крытый конькобежный каток, катки для фигурного катания и хоккея, трамплины для прыжков на лыжах, горнолыжные трассы, канатные дороги, санно-бобслейный трек, трассы для беговых лыж и биатлона. Не говоря уже об инфраструктуре: дорогах, гостиницах, электроснабжении всего этого богатства.

В связи с глобальным потеплением все чаще организаторы при выборе места сталкиваются с проблемой отсутствия снега и высокими температурами. Все больше используются искусственное оснежение, установки для искусственного намораживания льда. Все выше над уровнем моря приходится проводить соревнования по горнолыжным видам и беговым лыжам. Строительство таких объектов и комплексов, конечно, способствует развитию зимних курортов и привлечению людей к занятию зимними видами спорта. Так развивались курорты в Альпах – во Франции, Италии, Швейцарии, Австрии. Строительству олимпийских объектов сопутствуют и социальные проблемы. Так, в Шамони (Франция) пришлось переселить часть населения для размещения инфраструктурных объектов курорта. К слову, в Сочи эта проблема тоже была далеко не последней.

До 60-х гг. прошлого века развитие происходило зачастую без учета экологических проблем. Исключение составила Щвейцария, славящаяся своим трепетным отношением к природе. Первый раз на высоком уровне экологические проблемы были подняты при проведении Олимпиады в Лейк-Плэсиде в 1932 году. Курорт Лейк-Плэсид находится в государственном парке, устав которого подчеркивал, что он должен оставаться «вечно диким». Закон штата Нью-Йорк запретил вырубку деревьев или любые другие изменения в естественном состоянии ландшафта. Однако строительство трассы для санок и бобслея требовало вырубки 2500 деревьев. Местные активисты выступили с протестом против строительства трека, в результате организаторы отказались его строить. Кстати, в своем большинстве страны-организаторы Игр стараются использовать уже развитые горнолыжные курорты и построенные санно-бобслейные трассы – как бы по принципу повторного использования.

Вот еще из истории. Игры 1968 года в Гренобле были символическим примером непринятых во внимание экологических проблем. Бобслейный трек был слишком подвержен солнцу, а это означало необходимость проводить соревнования по ночам. Трамплин был слишком подвержен ветру, который сорвал олимпийские тренировочные сборы. Лыжный спуск был подвержен туману и находился слишком низко по отношению к высоте гарантированного снежного покрова. В результате большинство спортивных сооружений для этих гор было отклонено спустя несколько лет, а здания для Олимпийской и пресс-деревни в быстро опустели.

Начиная с 70-х гг. активно пошли разговоры о влиянии Игр на окружающую среду. Канадская Ассоциация дикой природы активно выступала против места в Национальном парке Банф. Члены МОК во избежание назревающего конфликта с канадскими экологическими группами выбрали для проведения Игр Саппоро. Японцы первые заявили о проведении Олимпиады с учетом комплексного развития Хоккайдо, таким образом, чтобы объекты потом можно было демонтировать или использовать повторно. Горнолыжный спуск – единственный с достаточной высотой в регионе – должен был быть проложен на склоне горы в национальном парке. Его ликвидировали после Игр, чтобы засадить деревьями, которые были срублены при строительстве.

За историю зимних олимпиад многие заявки на их проведение были отклонены по причине противодействия местных жителей и экоактивистов из-за рисков нанесения вреда хрупким горным экосистемам.

Курорт «Нисэко», Япония

Курорт «Нисэко», Япония

Что касается санно-бобслейных трасс, это одна из наиболее болезненных точек экологической проблематики зимних видов спорта. Как уже говорилось, эти трассы сейчас строят только с искусственным ледяным покрытием. Исключение составляет Целерина в Швейцарии, где до сих пор трассу каждый год строят из больших ледяных блоков, которые выпиливают из льда на озере, и до сих пор там проводят соревнования самого высокого уровня. Мне тоже довелось там выступать на Кубке мира. Это удивительное сооружение, недаром местные им очень гордятся.

Действительно, очень трудно оправдать строительство искусственных санно-бобслейных желобов с учетом небольшого числа спортсменов в этих видах спорта, огромного количества хладагента (чаще всего аммиака) и потенциальной опасности для окружающей среды в случае его утечки, колоссальной энергоемкости этого оборудования. Длина санной трассы более километра! Не говорю уже о запредельной стоимости строительства и последующего содержания такого объекта. В 100% случаев эти сооружения убыточны и ложатся тяжелым бременем на города-организаторы. Этот вопрос был особенно волнующим для Игр в Альбервиле в 1992 году. Местная федерация по защите природы даже организовала марш до церемонии открытия, неся гробы как представление предстоящих экологических убытков.

Ошибки предыдущих лет вынудили организаторов Олимпиады-1994 в Лиллехаммере включить в законодательство «зеленые цели», что было созвучно недавно принятой Декларации Рио-1992 по проблемам устойчивого развития. В том же году в Олимпийскую хартию были внесены поправки: Олимпийские игры должны проводиться в условиях, уважающих окружающую среду, использовать имеющиеся спортивные объекты. Игры Турин-2006 пошли еще дальше. Оргкомитет провел стратегическую экологическую оценку и получил сертификат системы экологического менеджмента. Более 7 млн евро было потрачено на восстановление альпийских земель в провинции Турин (уборка строительного мусора и очистка сточных вод и искусственных бассейнов пресной воды в горных участках) и создание долгосрочного наследия.

Но экологические проблемы на этом не закончились. Много экологической критики было направлено в адрес организаторов Игр в Солт-Лэйк-Сити и Нагано, в Турине и Сочи. Помимо перечисленных проблем, так и остался до конца не решенным вопрос о нарушении горных ландшафтов при строительстве комплексов канатных дорог, санных трасс и прокладке горнолыжных трасс, вызывающих эрозию почв, оползни и размыв горных пород. Приток туристов в новые курорты несет в себе опасность для природных экосистем, меняет быт и устои местных жителей. Чрезвычайно трудно найти нужный баланс между бурным развитием спорта и туризма и целями сохранения природных местностей и резерватов.

Подводя итог сказанному, какой в перспективе вы видите роль спортсменов в экологии?

– Возвращаясь к началу нашего разговора, не буду оригинальна: глубоко убеждена, что многое зависит лично от каждого человека, от нашего отношения к окружающей среде. Какие решения мы принимаем ежедневно, как ведем себя по отношению к природе каждый день, как мы учим беречь ее своих детей, как находим нужный компромисс между экологией и «золотом», пусть даже олимпийским. На мой взгляд, спортсменам благодаря их популярности и влиянию отлично подходит роль пропагандистов «зеленых» идей и инициаторов природоохранных мероприятий.

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *