Экотуризм, климатический кризис и наше будущее

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Патриотическое воспитание и военная подготовка на природе как необходимая подготовка к последствиям климатической  катастрофы

Засурский Иван Иванович, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

 

Важнейшим богатством нашей страны является природа. Россия – самая большая страна в мире, причем большая ее часть – это дикая природа, включая бескрайние просторы вечной мерзлоты на Севере. Если верить статистике, вечная мерзлота занимает большую часть территории нашей страны. Впрочем, «вечность» – это не так долго, от слова «век», и век вечной мерзлоты проходит, сменяясь эпохой климатических перемен, метановых выбросов и борьбы человечества за выживание, которая может продлиться десятки или сотни, а может быть, даже тысячи лет и более. Зависит от того, сколько мы протянем.

Реальность жизни в меняющемся обществе ставит нас в ситуацию, когда мы должны делать все возможное для того, чтобы предотвратить самые страшные последствия изменения климата. Но даже если мы научимся собирать метан у воздуха или из гидратов, нам вряд ли удастся избежать перемен, которые, в свою очередь, как показывает эпидемия, скорее всего не будут ни запланированными, ни  малозначимыми. Возможно, эти изменения станут для нас неожиданными.

Будут они результатами эффектов положительной обратной связи на те изменения, которые происходят с климатом уже сейчас, заложенные в уверенно сбывающемся сценарии глобального потепления, предложенном академиком Михаилом Будыко из Санкт-Петербурга в самом начале семидесятых годов прошлого века, или станут следствием нашей неспособности сокращать выбросы – неясно. Ясно только, что количество катастрофических событий растет, и большая их часть имеет в основе именно климатическую природу.

Пассионарность и упадок народов, по Гумилеву, были результатом изменений климата. Однако наши дети учат историю иначе, и это позволяет нам оставаться завороженными линейными прогнозами ученых. Однако есть такие понятия, как «критическая масса», а
есть такие изменения, которым необходимо много времени «для подготовки», но затем они происходят стремительно.

В самом деле, любые события геологического или климатического масштаба для людей обычно выглядят как катастрофы, выпячивая все просчеты и отходы нашей относительно молодой, но уже изрядно постаревшей индустриальной эпохи. Катастрофы приводят к уничтожению инфраструктуры и загрязнению окружающей среды радиоактивными отходами, содержимым протекших хвостохранилищ и токсичных озер, топливных резервуаров, трубопроводов, скотомогильников, свалок и т. д. Но главное, они ведут к временной или полной
потере привычного нам образа жизни, в основе которого сегодня городская инфраструктура, поставляющая людям тепло и горячую воду в объемах, казавшихся утопическими в XVIII веке.

Подобно тому, как самыми лучшими и полезными исследованиями сегодня будут оценки рисков и тенденций изменения климата (а также углубленное изучение всех процессов, качественный и расширяющийся мониторинг всех типов загрязнений и выбросов, уборка и
ускоренная ликвидация последствий в наиболее уязвимых точках для адаптации к меняющемуся климату), так в сфере воспитания молодежи самым патриотическим и человеколюбивым делом является подготовка молодых людей к одному из наиболее вероятных сценариев развития событий в эпоху климатической катастрофы – коллапсу инфраструктуры и цивилизации.

Даже делая все, что только мыслимо и возможно, мы должны быть готовы и к тому, что наши усилия не увенчаются успехом и мы не сможем предотвратить катастрофы того или иного масштаба в тех или иных регионах – в данном случае не так важно, в каких именно. В этом случае нашей задачей становится максимально предупредить их и подготовиться к ним. Нет ничего лучше для достижения этой цели, чем экотуризм, военная подготовка и патриотическое воспитание, особенно если нашей национальной идеей станет простейший тезис «мать-природа – это Родина-мать», что вызывает понимание не только в широких слоях городского общества, не только у тех, кто стал и вот-вот станет жертвой техногенных катастроф или загрязнений, но и у президента России. Упоминание об этом можно найти в поправках к Конституции нашей страны, причем, с моей точки зрения, сторонникам поправок было бы проще привлечь людей на свою сторону, если бы эта тема звучала громче перед голосованием.

Одним из явных выражений климатического кризиса становится кризис природного разнообразия, или шестое «великое вымирание видов», как его уже успели окрестить ученые. Термин экотуризма связывают с экологом Экторогом (Гектором) Себальосом-Ласкурайном, в понимании которого он представлял собой активную форму рекреации, основанную не только на рациональном использовании природных благ, но и новой системе ценностей, которыми становятся созерцание природы, духовное обогащение от общения с ней, сопричастность к охране природного наследия и поддержке традиционной культуры местных сообществ, борьба против уменьшения биологического
разнообразия.

В самом деле, борьба с незаконными вырубками и строительством, отходами и выбросами всех типов и загрязнением окружающей среды возможна на самом деле только через формирование нового отношения к природе, нового образа жизни. Гораздо дешевле и проще решить эту проблему на стадии воспитания и обучения людей, прививая любовь к природе и заботу об окружающей среде на практике. Тем
более что навыки длительного пребывания на природе могут оказаться жизненно важными, даже решающими в недалеком будущем для многих из нас.

Уже много лет я издаю «Частный Корреспондент», или «Часкор», как его еще называют. Недавно я опубликовал в этом издании интервью с человеком, который провел три дня в лесу в результате ливня, застрял с мотоциклом в двадцати километрах от цивилизации – и вышел целым из приключения потому, что нашел два охотничьих домика по пути, где смог переночевать. Он умел ориентироваться в лесу, потому что провел в лесу все детство, к тому же его искали и нашли. Однако в лесу сегодня нет связи даже вдоль дорог и рядом с городами. Позвать на помощь невозможно. Мы не учим людей выживать в лесу с детства, не даем навыков ориентации на пересеченной местности, не рассказываем о диких животных, их особенностях и повадках, не учим ни собирать, ни охотиться. Но у слабо подготовленного человека на природе сегодня почти нет шансов.

То место, где потерялсягерой моей статьи (в Краснодарском крае, в лесу у города Горячий Ключ), было в свое время местом жесточайших боев, положивших конец наступлению немецкой армии. В лесу ему попадались могилы. За некоторыми из них ухаживают, некоторые до сих пор так и не «нашли». Оттуда в советское время на море ходили пешие туры. Там есть дольмены в лесу, но о них, в отличие от тех, что расположены у дороги в Геленджик, мало кто знает. Министр по курортам Краснодарского края говорит, что у администрации есть карта старых маршрутов, однако трудно сказать, насколько она актуальна в связи с застройкой береговой линии – возможно, необходима модернизация маршрута.

Если относиться к развитию внутреннего туризма всерьез, то на пешеходных туристических маршрутах необходимо организовать возможность хотя бы экстренной связи. Хотя у нашей страны амбициозные планы по внутреннему туризму, они по большей части рассыпались от эпидемии. Жаль, что эти средства вряд ли пойдут на организацию инфраструктуры для пешего туризма вроде субсидий операторам на покрытие пешеходных маршрутов хотя бы аварийной связью с вышек на солнечных батареях или еще как-нибудь. Мы будем добиваться того, чтобы государство серьезно занималось этим направлением, но сейчас речь не об этом.

Все наши мероприятия, направленные на патриотическое и прочее воспитание, мы должны проводить на природе. Наши дети не должны погибнуть просто от того, что нет электричества и горячей воды, точно так же, как наше государство должно быть способно поддерживать порядок, даже если к нам пожалуют сотни миллионов мигрантов с затопленных прибрежных земель Азии. Наши вооруженные силы готовы к битве с Европой, которой никогда не будет, меряются силами с США, которые всегда были нашим сильным союзником до блистательной речи Черчилля (и негибкости Сталина, которому именно американские технологии позволили совершить модернизацию промышленности), но опасность явно в другом месте, а ядерное оружие, скорее всего, нам не поможет.

Памятуя о нашей истории, нам важно не столько доминировать в глобальном масштабе, сколько быть способными удерживать какие-то автономные зоны и плацдармы в ситуации затяжной войны с противником, обладающим превосходством в живой силе и технике, как
это было, например, в случае с монголами. Это значит, что вся наша военная подготовка тоже должна быть про то, как выжить на природе, а такой туризм, как показывает пример из Горячего Ключа, несложно сочетать с патриотическим воспитанием, военной подготовкой и вовлечением в изучение истории, ведь за каждую пядь земли заплачено кровью наших солдат.

Однако экологическое воспитание – это не только все патриотическое воспитание и военная подготовка вместе  взятые. Это и уборка мусора (и нетерпимое отношение к пластику вне городской среды), и грамотная политика в области отходов, и разумное (в том числе с практической точки зрения) использование энергосберегающих технологий и альтернативной (возобновляемой) энергии, а также реальный опыт выживания на природе – в пустыне, в лесу, на море, озере, речке. Однако мы должны приветствовать и стимулировать развитие экотуризма и чувства единства с природой не только среди детей. Единство с природой – вот основа возможной гармонии
и в обществе, причем в отличие от религиозных вопросов эта тема скорее объединяет людей, создает ценностный фундамент для здорового и стабильного общества.

Глэмпинг – это гламурный кемпинг, новое направление развития экологического туризма с инфраструктурой комфортного уровня, при этом не требующей капитального строительства.

По сути, это модульные конструкции, которые ставятся на деревянные платформы. Через год в России будет уже 600 глэмпингов. В этой индустрии бум, потому что во времена эпидемии всем стало понятно то, о чем догадывались давно десятки миллионов наших дачников: самое главное для человека – быть ближе к природе.

Однако важно не только жить на даче или в глэмпинг-резорте, но и научиться выживать в дикой природе, а также сформировать максимально широкую и мощную устойчивую инфраструктуру на возобновляемых источниках энергии (солнце, вода или воздух), которая могла бы подстраховать нас в случае, если ничего кроме этого не останется. Поэтому я считаю, что мы должны полностью переориентироваться с военно-патриотического воспитания молодежи в сторону экологическо-патриотического, хотя в каком-то смысле оно тоже будет полезным для военного времени – и не только для партизанщины.

На самом деле есть масса простых и понятных рецептов, что и как следует делать, с чего начать. Например, с обсуждения этой проблематики. Вероятно, в первую очередь следует вложиться в то, чтобы систематизировать информацию о пешеходных маршрутах и объектах экотуризма, создать инфраструктуру в виде туристических баз, кемпингов и глэмпингов. Она не требует капитального строительства, исключая территории рядом с ООПТ и хозяйственные зоны внутри ООПТ, создается на частные деньги, но иногда нуждается в правильной формализации статуса и взаимоотношений между национальными парками и операторами подобных сооружений.

Создание правильных форматов частно-государственного партнерства особенно актуально в тех случаях, когда возможно создание долгосрочных взаимоотношений с операторами, предполагающими частные инвестиции в создание необходимых условий на охраняемых территориях.

Необходимо помогать запускать такие проекты и распространять информацию о лучших практиках, способствовать тому, чтобы охватывать как можно больше интересных природных объектов, сохраняя баланс между развитием навыков выживания в диких условиях и необходимостью их использовать на отдыхе. При правильной постановке задач и целей внутренний экологический туризм может способствовать качественному экономическому развитию территорий в той же степени, в которой он будет способствовать налаживанию более гармоничных отношений и между органами государственного управления и обществом в целом.

Именно поэтому мне кажется таким важным организовать диалог между государством и его органами управления, региональными и городскими администрациями, с одной стороны, и обществом, представленным всем спектром общественных организаций, – с другой. Но с пониманием того, чем мы на самом деле занимаемся и зачем это нужно, а понимание должно быть честным. Грубо говоря, если в середине века вода по какой-то причине поднимется на 50 м за пять лет, мы должны знать, как выжить, даже если там, где мы привыкли жить, нам будет невозможно. Не говоря уже о том, чтобы быть готовыми к любой климатической катастрофе и суметь сохранить жизни. Как и все, я надеюсь, что эта тревога позже будет восприниматься как излишние меры предосторожности, так как они помогут нам мобилизовать общество на реальные изменения, которых требует от нас ситуация, которая складывается в мире. Но что-то подсказывает мне, что наша инерция может сделать их недостаточными.

Хотя именно наши ученые дали точный прогноз изменения климата, мы слишком долго игнорировали их достижение и продолжаем делать это до сих пор. Настало время изменить подходы: есть шанс, мы еще успеем что-то сделать. В любом случае это нам поможет, и, кто знает, возможно именно в этом изменении точки зрения, общественного мнения и воспитании заложена единственная спасительная возможность и надежда для продолжения нашей цивилизации в том виде, к которому мы уже успели привыкнуть.

 

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English EN Finnish FI Russian RU
Размер шрифта
Контраст