la_2

Артур Рэмович Ляндзберг

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

директор Эколого-биологического центра «Крестовский остров»

Сегодня мы беседуем с директором уникального для Санкт-Петербурга Эколого-биологического центра «Крестовский остров» А. Р. Ляндзбергом, почетным работником общего образования РФ, награжденным знаком «За гуманизацию Санкт-Петербургской школы».

 5

Артур Рэмович, первый вопрос, конечно, о том, как появился ваш центр.

– Мы – часть городского Дворца творчества юных в Аничковом дворце. Это бывший Дворец пионеров, который работает на Невском проспекте с 1937 года. Сейчас пионеров нет, но примерно 18 тысяч детей посещают дворец, и примерно десятая часть у нас, на Крестовском, занимается. В 2007 году звезды сложились так, что наш участок на Орловской улице у Смольного отошел под строительство, а нам дали другой – на Крестовском острове. Это был инвестиционный проект, в рамках которого был возведен центр, и коллективы (те, что были на Невском и на Орловской) переехали сюда. Вот тогда-то центр стал единым.

Наша территория – полтора гектара обустроенной территории, закрытой со всех сторон. Здесь можно организовывать всякие праздники, квесты, фестивали. До нас здесь была свалка, какие-то парковые посадки. Одним словом, бесхозная земля. Расположены мы очень удобно – до метро пять минут пешком напрямую через Приморский парк.

IMG_1189

И кто же расположился на этой замечательной территории?

– Наши многочисленные коллективы – более сорока. Все сразу и не назовешь. В этом году даже специальный компьютерный определитель разработали. Кстати, можно у нас на сайте посмотреть, протестировать себя. Определитель посоветует, куда именно идти учиться.

Разумеется, в первую очередь мы проводим традиционные занятия с детьми, но у нас проходят групповые экскурсии для ребят из общеобразовательных школ и детских садов, благотворительные экскурсии для детдомовцев, больных детей. Остальные экскурсии платные, ведь для нас это возможность немного подзаработать. Поясню. У нас государственное образовательное учреждение, не отдельное юрлицо, а часть Дворца творчества юных, мы его структурное подразделение. В рамках уставных целей мы можем вести коммерческую деятельность – заниматься тем, что связано с образованием, развитием. Даже немного растениями торгуем, которые выращиваем в теплице: рассадой, декоративными растениями.

н3

В названии центра – эколого-биологический – отражены ваши приоритеты?

– Мы в современных условиях продолжаем традицию. Биологические кружки были во Дворце пионеров с самого открытия. В 1937 году работал кружок физиологии, и даже в военное время существовал юннатский кружок, а у ребят жили звери. Потом во дворце был выделен специальный отдел натуралистической работы – так он сначала назывался, став потом отделом биологии. Под его началом были кружки в Аничковом дворце и база на Орловской улице, поскольку биологи без животных и растений не могут.

7

А как представлена натуралистическая работа сейчас?

– Самыми разными направлениями, в том числе вполне практическими. Например, у нас есть теплица, небольшая, но достаточно современная, есть мини-зоопарк – без него никак нельзя. Для многих детей очень важно понаблюдать, пообщаться с каким-либо пушистым товарищем. Имеем даже довольно мощное куриное хозяйство. В подвале и в холле –выставочные аквариумы, пресноводные живут разные: американские, африканские, европейские. Есть уникальные рыбы, протоптерус, например. Это двоякодышащая рыба длиной больше метра, которая дышит и легкими, и жабрами. Наконец, имеется несектарий, где живут насекомые и пауки.

Есть у нас чрезвычайно полезное направление – ветеринария. Но изучают ее ребята, скорее, теоретически, а на практике за ними закреплен ответственный уход: они учатся делать так, чтобы животные не болели, и подготовка к профессии получается хорошая. Другое популярное направление – флордизайн (красивые вещи из живых объектов) и ландшафтный дизайн.

9

В этих занятиях много общего с юннатской деятельностью. А как же наука?

– У нас много наукоемких коллективов: генетика, физиология, гистология, нейрофизиология. Они настолько серьезные, что на нашей базе подчас заниматься не могут, потому что у нас хоть и есть микроскопы и простейшие приборы, но этого мало. Поэтому ребята занимаются на базе университета экспериментальной медицины, института физиологии. То есть ребята, которые проходят курс у нас, переходят потом в институты, где настоящая наука. Это очень здорово.

Приведу другие примеры. Благодаря лаборатории геоботаники в Ленобласти был описан и создан один из памятников природы – каньон реки Рабужи в Бокситогорском районе, ведь ребята выполнили главную работу по его описанию. В лаборатории экологии ЭФО, которая изучает взаимодействие человека и окружающей среды, есть химическая лаборатория, позволяющая делать простейшие анализы. Здесь можно освоить азы биоиндикации, гидробионики, фитоиндикации, позволяющих по состоянию живых организмов оценить состояние окружающей среды и влияние человека на нее.

3 (1)

Прибегаете ли вы к работе в полевых условиях?

– У нас есть коллективы, настроенные на соответствующую работу. Это, к примеру, лаборатория гидробиологии – старейший детский коллектив в городе (ему больше 55 лет). Ребята работают на Белом море с Кандалакшским заповедником, в который их постоянно приглашают, и из года в год ведут научные темы для заповедника. Наших детей воспринимают не как маленьких гостей, а как работников и членов научного сообщества.

Каждое лето у нас проходит примерно 15 экспедиций. Самые дальние были в Забайкалье, на Алтай. В этом году ездили в Казахстан и в Башкирию. Есть, конечно, экспедиции и поближе – в область. В них отправляются ребята помладше, для которых неделю работать в поле – это уже серьезно. Поездки позволяют ребятам лучше узнать свою страну, понять, насколько велика и разнообразна Россия, сколько в ней интересного.

В экспедициях есть дети, которые отвечают за прокорм или организацию научной работы. В городе такого опыта не приобретешь. Конечно, все регламентировано, но доля ответственности очень велика, и это позволяет очень здорово взрослеть. Ответственность, инициативность – это качества, которые в любой ситуации потом пригодятся.

4 (1)

Насколько ребята самостоятельны в своей деятельности?

– Многие реализуют какие-то свои проекты. Они очень разные. Поскольку я сам занимаюсь полевой лабораторией с детьми, у нас обычно наблюдения проводятся летом. Мы уезжаем куда-то, берем пробы, собираем коллекции. Во многие места кроме наших экспедиций никто и не добирался. Потом в течение года этот материал обрабатывается, ребята пишут работы, с которыми выступают на олимпиадах и конференциях. Если тема интересная и есть возможность ею заниматься, то она может продолжаться много лет. Бывает, дети, которые начинают какую-либо тему, становятся по ней серьезными учеными. У нас вообще довольно много направлений для старших ребят, для которых занятия в центре – это уже подготовка к будущим профессиям. Не для тех, кто просто проявляет интерес, а для тех, кто полагает, что это будет их жизненная и профессиональная стезя.

Центр организует олимпиады по экологии, биологии и медико-биологическую олимпиаду. Проводим их на уровне города, готовя команды для участия в общероссийских мероприятиях. В прошлом году было шесть призеров по России, и все по экологии. Неплохой результат. Кстати, эти ребята могут поступать потом в вузы без экзаменов.

IMG_5210

В каком возрасте ребенок может попасть в «Крестовский остров»? Как организован отбор, прием, обучение? Кто ваши педагоги?

– Ребята у нас занимаются с трех лет и до окончания школы. Запись на обучение проходит активно: за первые три дня коллективы практически заполняются и даже переполняются. Потом идет методичное обучение в течение года. Формат – встречи раз или два раза в неделю. Пятнадцать кандидатов и два доктора наук занимаются с детьми, согласитесь, серьезный уровень.

54

Часто ли дети уходят из центра?

– Отсев достаточно большой. Мы набираем детей с лихвой, и в течение первого года группы «усыхают» наполовину. Кому-то неудобен день, кому-то не интересна тема, кто-то уходит в другой коллектив центра или вообще уходит. Мы всегда стараемся советовать ребенку перейти куда-то. Педагог не сидит с детьми как курица с цыплятами, а наоборот, старается, чтобы ребята видели и другие варианты. Все дети разные: и трехлетние и пятилетние малыши, и младшие и старшие школьники.

Мне кажется важным, что мы даем нашим воспитанникам базовые знания и навыки, и не важно, что в дальнейшем выберет ребенок, хотя 70–80% наших выпускников дальше идут по профилю, и это очень много. Для остальных детей наше обучение – это возможность социализации. Здесь хорошие коллективы, интересующиеся дети, у которых появляются друзья, положительный опыт работы в коллективе, а в целом большая жизненная школа.

Работа такого многопланового центра, как ваш, требует весьма значительных средств? Как вы их изыскиваете?

– Хочу подчеркнуть, что нас все коллективы бюджетные, за обучение ребят платит город. Родители платят только за экспедиции и поездки. Но вот появился у нас медицинский факультет, и на него есть конкурс (человек восемь–девять на место), поэтому мы организовали и платные группы. Для нас это очень важное направление, поскольку медицина сейчас в фаворе, хотя не многие представляют себе, насколько тяжел этот выбор. У нас есть группа, которая занимается в Первом медицинском, группы на базе больниц. Когда ребята, еще будучи школьниками, начинают себя пробовать в медицине, многие понимают, что все-таки не нужно идти дальше, а выбрать какой-то другой путь.

Что касается помощи центру, у нас очень много друзей, достаточно известных на уровне города. Это «Аквафор» (производитель фильтров для воды), который всегда поддерживает нас призовым фондом, помогает детям в поездках, когда нет возможности за счет бюджета финансировать. Также помогает «Крисмас+» – производитель учебно-аналитического оборудования. Помогают «Тетра» и «Акваэль», производители аквариумного оборудования. Таких организаций довольно много, без них нам было бы сложно. Для них это социальная роль – помогать простым хорошим детям. Они приглашают детей к себе на экскурсии, чтобы ребята видели, что и как происходит. Может, в дальнейшем, ребята придут к ним работать.

Как вы оцениваете участие города в воспитании подрастающего поколения?

– В Петербурге, по сравнению с другими местами России, дополнительное образование в очень хорошем состоянии: кружки, секции, дома творчества, дворцы, и по мере сил их поддерживают. Ну а мы по своему профилю уже очень давно плодотворно сотрудничаем с Комитетом по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности. Когда были возможности более легкого финансирования, Комитет очень здорово помогал нам различными приборами, поддерживал какие-то наши проекты. Сейчас это сделать сложно по организационным причинам, но в этом году у нас был проект по защите вязов Ulmus Protectus, когда ребята картировали квартальное расположение этих проблемных деревьев. Мы всегда стараемся, чтобы дети были вовлечены в реально нужную деятельность.

В первых числах октября Эколого-биологический центр «Крестовский остров» отметит десятилетний юбилей. С каким настроением вы его встречаете?

– С позитивным, разумеется. Дети получают у нас положительный опыт. Они знают, что можно взяться за дело, найти единомышленников, которые будут работать рядом, и вместе успешно решить какую-то проблему. Мы гордимся нашими выпускниками, среди которых орнитолог Никита Черенцов. Он член-корреспондент Академии наук, директор орнитологического филиала на Куршской косе, профессор зоологического института. Многие наши ученики стали профессорами, врачами, многие ушли в совершенно другие области. Декан факультета архитектуры Академии художеств тоже ездил с нами в экспедиции, занимался муравьями, а теперь строит «муравейники» довольно крупного масштаба.

Вы смотрите в будущее с оптимизмом?

– Конечно, ведь мы работаем с подрастающим поколением, и нам хочется расширяться. Плохо, если никаких планов нет. Нам 10 лет, столько же и многому оборудованию, идеям. Сейчас очень динамично все происходит, нам очень тесно сейчас в этом корпусе. Все кабинеты каждый день расписаны, все заняты, кабинеты маленькие, иногда даже 15 человек трудно посадить. Поэтому потенциал кадровый, потенциал идейный, он, безусловно, есть. И мысли есть, от которых можно отталкиваться, чтобы что-то сделать. Сейчас думаем, как в современных условиях расширяться, что предлагать. Есть мысли о создании регионального центра по работе с одаренным детьми всего Северо-Запада. У нас есть сайт, группа в «ВКонтакте», и мы всегда на связи. Наш центр уникален, потому что другого такого нет!

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *