Зоологический музей Зоологического института РАН – достояние Санкт-Петербурга

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Н.В. Слепкова, А.Г. Бубличенко, Зоологический музей Зоологического института РАН

Немного истории. Возраст уникальной коллекции Зоологического института РАН, расположенной в историческом здании архитектора Ф. Лукини на стрелке Васильевского острова, насчитывает уже более 300 лет.

Из первых экспонатов Кунсткамеры

Из первых экспонатов Кунсткамеры

С начала XVIII века и до 1832 года коллекции развивались в составе Зоологического кабинета Кунсткамеры, основанной по указу Петра I в 1714 году (Серебряков, 1936; Новиков, 1957), но затем, по мере увеличения числа экспонатов, было принято решение выделить их в отдельный музей (Штраух, 1889). До конца XIX века вновь созданный Зоологический музей занимал Музейный флигель Академии наук, а в 1901 году переехал в здание бывшего таможенного пакгауза у Дворцового моста (Слепкова, 2001). В 1931 году в связи с расширением научной деятельности и реорганизацией академии на базе музея создается Зоологический институт Академии наук СССР, а музей становится его выставочным отделом (Путеводитель…, 2002). С этого времени название Зоологический музей стало употребляться только для обозначения выставочной части коллекций института; тем не менее, все остальное огромное собрание до настоящего времени не утратило связь с экспозицией.

По объему коллекционного материала Зоологический институт входит в число крупнейших естественнонаучных собраний Европы и мира: только выставочная часть насчитывает около 35 тыс. экспонатов, а фондовая – более 60 млн единиц хранения. Об огромном научном значении хранящихся в институте коллекций неоднократно писали многие авторы (Alma mater…, 2002; Алимов, Танасийчук, Сте — паньянц, 2003; Слепкова, 2006 и др.), однако в этом обзоре мы акцентируем основное внимание на экспозиционной части собрания, доступной для широкого круга посетителей. Вместе с тем, настоящая статья не ставит целью описание расположения залов, содержательной части витрин, биологических групп и временных выставок. Эту информацию заинтересованный посетитель без труда найдет в путеводителях или на сайте музея.

Уникальность коллекций музея. Выше уже говорилось о научной ценности коллекций музея, что, в общем, не обязательно для показательных учебных экспозиций. Тем не менее, значительная часть выставленных экспонатов сохраняет первичные этикетки, то есть несет изначальную информацию о дате, месте поимки животного, коллекторе и т. д. К сожалению, эта информация сохранилась не для всех объектов – главным образом, по причине почтенного возраста собрания и недостаточного осознания значимости первичной этикетки при музейном экспонате на ранних стадиях развития музея.

Лошадь Пржевальского

Лошадь Пржевальского

Особую научную значимость придают коллекции так называемые типовые экземпляры – только в экспозиции млекопитающих к настоящему времени их насчитывается около 20. Типовые экземпляры в биологической систематике выступают как объективные носители научного названия вида или подвида живых организмов, приобретая уникальность, подобную уникальности шедевра знаменитого художника, архитектора или скульптора. В качестве примеров можно назвать лошадь Пржевальского Equis przewalskii Poljakov, 1881, гаитянского щелезуба Solenodon paradoxux Brandt, 1833; пищуху Козлова Ochotona kozlovi Buchner, 1894; беломордого оленя Przewalskium albirostris Przewalski, 1883; дзерена Пржевальского Procapra przewalskii Buchner, 1891;  дикого двугорбого верблюда Camelus bactrianus ferus

Комодский гигантский варан

Комодский гигантский варан

Przewalski, 1883. Все они были впервые описаны по тем самым экземплярам, которые выставлены в экспозиции музея. Обилие типовых экземпляров, по международным музейным меркам, свидетельствует о высоком статусе коллекции.

Ценность экспонируемых в музее коллекций увеличивается и благодаря большому количеству видов, занесенных в Красную книгу Международного союза охраны природы (IUCN). Добыча этих видов животных, по той или иной причине редких или сокращающих свою численность в природе, в настоящее время запрещена или регламентирована, в том числе и для музеев. По данным кураторов отделов, только среди выставленных в экспозиции наземных позвоночных насчитывается 262 вида животных, занесенных в Международную Красную книгу, из них:

• земноводных – 7 видов,

• пресмыкающихся – 23 вида,

• птиц – 80 видов,

• млекопитающих – 152 вида.

Указанные цифры в данном случае не говорят о степени благополучия или неблагополучия каждой из указанных групп в природе – просто, как правило, большинство редких экспонатов хранятся в фондовых коллекциях.

Среди представленных в витринах редких и охраняемых земноводных в первую очередь можно назвать европейского протея Proteus anguinus, кавказскую саламандру Mertensiella caucasica, саламандру лузитанскую Chioglossa lusitanica. Из редких и охраняемых видов рептилий Красной книги мира экспонируются 13 видов черепах, в том числе морская зеленая черепаха Chelonia mydas, слоновая, или галапагосская черепаха Chelonoidis elephantopus, сейшельская гигантская черепаха Aldabrachelys gigantea, из краснокнижных чешуйчатых – комодский гигантский варан Varanus giganteus, а также 8 редких видов крокодилов.

В числе редких птиц, которых можно увидеть в настоящее время в музейной экспозиции, присутствуют такие виды, как малый серый киви Apteryx owenii, очковый пингвин Spheniscus demersus, кудрявый пеликан Pelecanus crispus, красноногий (японский) ибис Nipponia nippon, индийский марабу Leptoptilos dubius, белоспинный альбатрос Phoebastria albatrus, калифорнийский кондор Gymnogyps californianus, 7 видов редких журавлеобразных, 15 видов краснокнижных попугаев и другие экзотические тропические птицы (шлемоносная птица-носорог Rhinoplax vigil, красная шилоклювая райская птица Epimachus fastuosus).

Сумчатый волк

Сумчатый волк

Березовский мамонт

Березовский мамонт

Из млекопитающих по числу выставленных в экспозиции редких видов лидируют приматы (49 видов обезьян и лемуров), парнокопытные (34 вида) и хищные (28 видов). Кроме того, необходимо упомянуть 14 видов сумчатых животных, 5 видов неполнозубых, 4 вида китообразных и т. д. Вот лишь некоторые из них: гигантский броненосец Priodontes maximus, гигантский муравьед Myrmecophaga tridactyla, яванский панголин Manis javanica, большая панда Ailuropoda melanoleuca, белый медведь Ursus maritimus, атлантический морж Odobenus rosmarus rosmarus, снежный барс (ирбис) Panthera uncia, амурский тигр Panthera tigris altaica, зебра Грэви Equus grevyi, черный Diceros bicornis и суматранский Dicerorhinus sumatrensis носороги, карликовый бегемот Hexaprotodon liberiensis, дикий двугорбый верблюд Camelus bactrianus ferus, зубр, дикий як Bos grunnieus mutus.

Кроме перечисленных выше редких, но все еще встречающихся в природе птиц и млекопитающих в музее представлены также исчезнувшие виды и подвиды, так называемые «чернокнижные», уникальность которых трудно переоценить. В экспозиции, посвященной орнитологии, демонстрируется один исчезнувший в природе вид птиц – каролинский попугай Conuropsis carolinensis и два исчезнувших подвида – большеклювая каледонская кваква Nycticorax caledonicus crassirostris и красноголовый попугай острова Маккуори Cyanorhamphus novaezelandiae erythrotis. Из вымерших в историческое время млекопитающих в коллекции представлены морская корова Hydrodamalis gigas (полный скелет от одного экземпляра), сумчатый волк Thylacinus cynocephalus, длинноухий кенгуру Lagorchestes leporides, белоногая крыса Conilurus albipes. Имеется также два исчезнувших подвида зверей: кавказский зубр Bison bonasus caucasicus и туранский тигр Panthera tigris virgata.

Отдельной значимостью обладает коллекция животных мамонтовой фауны (Пугачев и др., 2008), среди которой есть поистине уникальные экспонаты, например единственное в мире чучело мамонта Mammuthus primigenius.

О ценности этой части музейного собрания свидетельствует география выставочных перемещений коллекций мамонтового зала: Великобритания (Лондон, 1978 г.) Япония (Токио, 1983 г. и Осака, 1987 и 2002 гг.), Финляндия (Хельсинки, 1985 и 2003 гг.), Дания (Копенгаген, 1990 г.), Швеция (Бурос, 1991 г. и Стокгольм, 1994 г.), США (Хьюстон, Миннеаполис, 1992–1993 гг.), Германия (Дармштадт, 1994–1995 гг.; Херн, 2006 г.), Франция (Париж, 2004– 2005 гг.), Корея (Сеул, 2007–2008 гг.), Венгрия (Будапешт, 2008), Мексика (Силао, 2010), Австрия (Вена, 2014). Большой популярностью пользуются детеныши мамонтов, известные под именами Дима и Маша, хорошая сохранность и сравнительно небольшие размеры которых делают их весьма популярными «выездными» экспонатами.

Довольно часто путешествуют и хранящиеся в музее скелеты мамонтов: «Березовский мамонт», «Таймырский мамонт», «Ленский мамонт, или мамонт Адамса» – первый из полных скелетов мамонта, оказавшихся в руках ученых. Скелет был найден в 1799 году в дельте реки Лены на полу — острове Быковском, а в 1806 году находившийся в Якутске ботаник Академии наук М.И. Адамс организовал раскопки и доставку останков мамонта в Санкт-Петербург.

Скелет синего кита в первом зале музея

Скелет синего кита в первом зале музея

Группа амурских тигров

Группа амурских тигров

История становления коллекций. Трехсотлетняя история собрания музея переносит нас к самым истокам становления и даже к предыстории зоологической науки. Принято считать, что начало современной систематики относится к 1758 году, когда в 10-м издании своего фундаментального труда «Systema naturae» Карл Линней впервые применил бинарную номенклатуру.

Однако первые зоологические объекты попали в Кунсткамеру задолго до этой даты и располагались в коллекции согласно принятым в то время воззрениям Аристотеля.

Коллекции эти первоначально хранились в Летнем дворце Петра I затем в Кикиных палатах, неподалеку от Смольного собора, затем – в нынешнем здании Кунсткамеры, соседствующем с Зоологическим музеем по набережной Большой Невы. Самым старым из датированных экспонатов герпетологической коллекции («3 июня 1699 г.») оказался южноафриканский чернополосый геррозавр Gerrhosaurus nigrolineatus, привезенный из Голландии. Кроме него, в экспозиции представлен целый ряд экспонатов из собрания голландского аптекаря Альберта Себы, купленных Петром I в 1716 году: чучело огромной анаконды Eunectes murinus, крупного экземпляра зеленой черепахи Chelonia mydas; к собранию А. Себы относится, очевидно, и выставленный в музее экземпляр суринамской пипы Pipa pipa.

Немного сохранилось также идентифицированных материалов второй половины XVIII века, но среди них можно назвать голову и ноги шерстистого носорога, привезенного одним из ярчайших естествоиспытателей XVIII века Петром Симоном Палласом (1741–1811), написавшим в 1811 году первую обзорную работу по фауне нашей страны «Zoographia Rosso-Asiatica».

Материалов из Кунсткамеры, собранных или поступивших в первой трети XIX века, в современной экспозиции уже значительно больше. По оригинальным инвентарным номерам опубликованного каталога среди выставленных моллюсков были обнаружены раковины знаменитого конхиологического кабинета Иоганна Иеронимуса Хемница, приобретенного для Кунсткамеры в 1802 году А.Ф. Севастьяновым. Всего, включая фондовые кол — лекции, А.В. Мартынов обнару жил около 100 таких объектов, относящихся к 72 номинальным видам, среди которых выявлено около 25 синтипов, описанных И. Гмелиным в 1791 году (Martynov, 2000). Часть из них экспонируется в музее в специальной витрине, посвященной этой известной коллекции; здесь же выставлены образцы этикеток, имевшие хождение в Кунсткамере, содержащие латинское и французское названия объекта. Широко представлены материалы, собранные выдающимися российскими коллекторами XIX века – Г.И. Лангсдорфом в Бразилии, И.Г. Вознесенским в Америке, на Камчатке и на Курильских островах. Только в экспозиции млекопитающих демонстрируется 30 видов животных из сборов Лангсдорфа (Abramov and Baranova, 2008) и 18 – из сборов Вознесенского.

Общее число сохранившихся в Зоологическом институте экспонатов Кунсткамеры – как Петровского, и более позднего времени – исчисляется сотнями. Так, в Отделении герпетологии, по подсчетам К.Б. Юрьева, хранится 231 экспонат из Кунсткамеры (Юрьев, 1981); на страницах каталога поступлений Отделения губок и кишечнополостных, составленного при Ф.Ф. Брандте, есть 331 запись экземпляров, происходящих из Кунсткамеры, в их числе выставленные в музее кораллы на старинных колоннообразных подставках. Всего к настоящему времени в музее и фондах института предварительно выявлено около 2500 записей объектов, перешедших в 1830-е гг. в Зоологический музей из коллекции Кунсткамеры (Слепкова, 2013).

Во второй половине XIX столетия работа по сбору зоологических экспонатов благодаря усилиям директоров музея академиков А.А. Штрауха и Ф.Д. Плеске значительно активизировалась. Подробная опись поступивших в это время предметов была составлена А.А. Штраухом (1889). Среди них, например, такой заметный экспонат, как скелет синего кита Balaenóptera músculus, переданный в Музей коллежским советником Балабиным в 1856 году. К концу XIX века Зоологический музей Академии наук становится «центральным учреждением в Империи для познания животного царства, преимущественно России». В качестве ближайших задач в новом Положении о музее, принятом в 1895 году, была названа не только «научная разработка систематики и географии животного царства» России, но и распространение «познаний о животном царстве по выставленным в музее коллекциям» (цит. по: Слепкова, 2007).

Кавказские леопарды

Кавказские леопарды

К этому же времени в музей попадают колоссальные по объему и значимости коллекции центрально-азиатской фауны, собранные в последней четверти XIX – начале XX вв. Это сборы Н.М. Пржевальского, П.К. Козлова, В.И. Роборовского, Г.Н. Потанина, М.В. Певцова, братьев Грум-Гржимайло и др. Многие экземпляры, собранные этими замечательными исследователями, экспонируются и сегодня. Это медведи-пищухоеды Ursus arctos pruinosus, альпийская кабарга Moschus chrysogaster sifanicus, беломордый олень Przewalskium albirostris и многие другие.

В экспозиции есть немало царских или же великокняжеских подарков, переданных музею в XIX и в самом начале XX века (Слепкова, 2013). Особенно выделяется среди них подаренная императором Александром II в 1874 году «великолепно набитая группа из двух громадных тигров-самцов с Амура». Этот потрясающий экспонат, изображающий двух тигров в естественной среде обитания, был сделан неизвестным немецким мастером почти за полвека до изобретения метода пластической таксидермии. Сам император получил его в дар от немецкого дипломата и негоцианта Фридриха Августа Людорфа.

В 1876 году Александр II подарил музею два полных крупных хорошей сохранности бивня мамонта, до сих пор украшающих экспозицию мамонтового зала. Великий князь Константин Константинович в 1895 году подарил чучело белого носорога из Южной Африки. Множество подношений Зоологический музей имел от великого князя Сергея Михайловича. Так, в 1895 году им были переданы в дар две шкуры и черепа переднеазиатского леопарда Pantera pardus ciscaucasica. Из этих материалов была изготовлена природная экспозиция, сохранившаяся до сих пор.

На стенах зала млекопитающих можно видеть большое число рогов копытных животных – трофеев царских охот.

В начале XX века музей получает в свое распоряжение здания у Дворцового моста, принадлежавшие ранее Санкт-Петербургской таможне. Это время, когда экспозиция музея реорганизуется и пополняется многочисленными чучелами и биологическими группами. Закупается оборудование – немецкие герметичные металлические шкафы с зеркальными стеклами, которые прекрасно служат и поныне; серия фотографий К. Буллы и не менее известного петербургского фотографа П.С. Радецкого, снимавших для иллюстрированного путеводителя по музею 1904 года, дают представление о том, как выглядел музей в это время. Сохранилось, по крайней мере, 60 фотографий, отражающих порядка 40 сцен новой экспозиции, в том числе биологических групп, ставших отличительной особенностью нового музея.

Участок прибойного кораллового рифа в бухте острова Хайнань

Участок прибойного кораллового рифа в бухте острова Хайнань

Дальнейшие серьезные изменения в экспозиции относятся уже ко времени реформы музея 1930-х гг., когда в отдельный раздел выделяются биологические группы, давая целостное представление о зоогеографическом районировании Палеарктики (Слепкова, 2010). Эта линия получает мощное развитие в послевоенные годы. Успехи советских ученых в исследовании Мирового океана нашли отражение в целом ряде экспозиций музея, демонстрирующих географию морских экспедиционных сборов второй половины XX столетия. Работы на Сахалине, в Антарктиде, на Кубе, тропические морские рейсы, в которых участвовали сотрудники института и музея, оставили свой след в экспозиции. Начало было положено первыми послевоенными морскими биологическими группами «Животные и растения прибрежных скал Баренцева моря у границы отлива» и «Заросли губок вблизи берегов Южного Сахалина». Материалы для последней были собраны в ходе Курило-Сахалинской морской экспедиции Зоологического института и Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии 1947–1949 гг.; одно траление участники экспедиции провели специально для создания экспозиции Зоологического музея.

Многочисленные животные, обитающие на коралловых рифах, были собраны сотрудниками института специально для музея во время экспедиций на остров Хайнань в Южно-Китайском море в 1958–1960 гг. Появлению трех экспозиций по коралловым рифам – «Участок прибойного кораллового рифа в бухте острова Хайнань», «Коралловые поселения в бухте острова Хайнань» и «Заросли мангровых кустов на острове Хайнань» – музей обязан трудам Доната Владимировича Наумова – заведующего музеем и автора замечательных научно-популярных книг, рассказывающих о тропических морских экспедициях и жизни морских сообществ.

Целый ряд биологических групп в музее посвящен фауне Антарктиды. Еще 50 с небольшим лет назад Россия не имела никаких данных о животном мире антарктических морей; в настоящее время Зоологический институт обладает одной из самых значимых в мире коллекций по фауне этого континента. Экспозиция, демонстрирующая «Сообщество донных животных у берегов Индийского сектора Антарктиды», выполнена на базе материалов Советской антарктической экспедиции 1955–1958 гг. художником-таксидермистом М.А. Заславским; эти же сборы послужили основой для создания биогрупп с пингвинами, из которых наибольшей популярностью пользуются императорские пингвины.

М.А. Заславский за работой

М.А. Заславский за работой

Создатели экспозиции музея. Трехсотлетняя история развития экспозиции Зоологического музея дает нам уникальные образцы таксидермических работ, по которым можно изучать историю этой непростой науки. Первое переводное руководство по таксидермии, сделанное академиком А.Ф. Севастьяновым, появилось еще в 1804 году, но более или менее быстрыми темпами академическая таксидермия стала развиваться с отделением Зоологического музея от Кунсткамеры (Заславский, 1974). Еще в начале XIX века из Германии были приглашены в качестве консерваторов известные препараторы Э.П. Менетриэ и К. Шрадер. С 1831 года Шрадеру были приданы первые русские ученики, обучавшиеся чучельному мастерству; наиболее ярким из них был натуралист и художник И.Г. Вознесенский. Немногим позже в музее работали Панфил и Иван Ивановы, скульптор-анималист К. Приходько – ученик известного скульптора И.М. Гейзера, его ближайшие помощники Павел и Федор Десятовы.

Непрерывно совершенствовались методики изготовления чучел. Особенно удачно по методу К. Приходко была подготовлена серия крупных животных, привезенных экспедицией Н.М. Пржевальского. Перед предстоявшим музею переездом в новое здание в 1894 году на стажировку в Штутгарт для обучения изготовлению чучел у таксидермиста Керца был послан С.К. Приходько. Постоянным его помощником в музее впоследствии был М.А. Колин, ученик мастерской Ф. Лоренца в Москве – непревзойденный мастер изготовления чучел птиц.

Новым словом в экспозиции музея стали биологические группы, для создания которых из Варшавы был приглашен отставной капитан Александр Михайлович Быков, поставивший первые в России биогруппы для Зоологического кабинета Варшавского университета в 1893–1895 гг. Директор музея академик В.В. Заленский впоследствии писал о нем: «А.М. Быков около 1 1/2 лет в разное время провел в усиленных работах, результатом которых была постановка около 200 биологических групп, составляющих украшение музея». Кроме Быкова в это же время над биогруппами работал Э.А. фон Миддендорф: ему принадлежат детально проработанные экспозиции групп чаек (например, «Птицы на заболоченном берегу озера», поныне украшающие экспозицию). Кроме того, В.В. Заленский вызвал из Штутгарта опытного препаратора Е.В. Пфитценмайера. Впервые в истории естественных музеев России за пять лет (1899–1904) была создана превосходная серия музейных композиций по биологии животных.

Следующий всплеск работ по созданию природных экспозиций приходится на вторую половину XX века, когда в музее работал М.А. Заславский, создавший значительное количество первоклассных биологических групп.

Ему принадлежит авторство таких масштабных экспозиций, как «Птичий базар на островах Баренцева моря», «Лежбище морских котиков на острове Тюленьем», «Императорские пингвины в Антарктиде», «Сайгаки» и многие другие. Он развивал и фактически впервые описал метод скульптурной таксидермии, при помощи которого созданы такие экспонаты, как жирафы, морской леопард, северные олени, акулы. За годы работы М.А. Заславский изготовил для Зоологического музея АН СССР более 250 фигур животных среднего и крупного размеров и 95 биологических групп. Использование метода бальзамирования позволило ему сохранить для коллекции уникального магаданского мамонтенка. Свыше 650 человек прошли у Михаила Абрамовича обучение основам таксидермии, им написано несколько книг и более 20 научных статей по вопросам таксидермии и музейного дела.

К сожалению, вопрос об авторстве таксидермических работ в нашем музее изучен недостаточно, и часто мы не знаем авторов, даже если речь идет о таких шедеврах, как экспозиция амурских тигров.

Художественная ценность экспозиции Зоологического музея. Наряду с уникальными чучелами животных, предметными композициями и настенными панно несомненный интерес представляют экспонирующиеся в музее картины К.К. Флерова, С. Штейнберг, Н. Назарова, а также живописные задники, написанные главным образом в послевоенное время. Из 150 с лишним биологических групп, размещенных в настоящее время в музее, 85 имеют живописную составляющую. В создании этих экспозиций участвовали художники О.Г. Пономаренко, В.Р. Франц, А.Ю. Подляский, Н.Н. Галахов, А.В. Филиппов и др. К сожалению, живописная часть экспозиции еще ни разу не была предметом исследования со стороны искусствоведов, однако неповторимый образ нашего музея не в последнюю очередь связан именно с художественностью этих композиций.

В музее выставлены также две скульптурные работы. Одна из них, выполненная М.А. Опекушиным, представляет К.М. Бэра – одного из величайших эмбриологов XIX века, академика Императорской Академии наук и первого директора музея. Вторая – скульптурный портрет Ф.Ф. Брандта работы скульптора Л.А. Бернштама.

Образовательная роль коллекции. Уникальность коллекции музея и ее 300-летняя история определяют строгость «академического» стиля экспозиции. Ежегодно Зоологический музей осматривают более 300 тыс. посетителей, из них более 100 тыс. – в составе экскурсионных групп; особенно напряженно музей работает во время школьных каникул. Однако индивидуальные посетители и школьники – не единственные слушатели. Музей является базой для обучения студентов петербургских профильных вузов (Санкт-Петербургский государственный университет, Педагогический университет, Российский государственный гидрометеорологический университет и др.), здесь проходят практику учащиеся художественных учебных заведений. На сайте музея http://www.zin.ru/ museum/excursions.html можно ознакомиться с предлагаемыми посетителям тематическими экскурсиями и циклами занятий.

Коллекция Зоологического музея собрана усилиями многих поколений отечественных и иностранных зоологов, участников и организаторов многочисленных трудных и уникальных экспедиций. Эти материалы – результат колоссальной организационной деятельности государства и общественных организаций, таких как Императорское Русское географическое общество, Энтомологическое общество и др. по изучению мировой фауны, фауны России и сопредельных территорий. Но, кроме того, это и труд многих поколений ученых, коллекторов, хранителей, чей высокий профессионализм и преданность делу позволили нам прикоснуться к истокам зоологической науки. Трудно не согласиться, что Зоологический музей является одним из самых ярких и самобытных музеев Северной столицы и заслуживает статуса национального достояния.

Литература

1. Алимов А.Ф., В.Н. Танасийчук, С. Д. Степаньянц. Разнообразие мировой фауны в коллекциях Зоологического института РАН. // Сокровища академических собраний Санкт-Петербурга. / Сост.: Ю.А. Петросян, Е.А. Иванова. СПб.: Наука, 2003. С. 239–298.

2. Заславский М.А. Новый метод изготовления чучел животных Скульптурная таксидермия. Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1971. 204 с.

3. Зоологический музей Российской Академии наук. Путеводитель. СПб.: Паритет, 2002. 160 с.

4. Каталог зоологических коллекций, собранных Н.М. Пржевальским в Центральной Азии и поступивших в Зоологический музей АН. – СПб, 1887. –34 с.

5. Герц О.Ф. Отчеты начальника экспедиции Императорской Академии наук на Березовку для раскопки трупа мамонта // Изв. Имп. АН, – 1902. – Т. 16. – №4 – С. 136–174.

6. Новиков П.А. Зоологический отдел Петербургской кунсткамеры в его историческом развитии. // Труды Ин-та истории естествознания и техники. М., 1957. Т. 14. С. 302–352.

7. Пугачев О.Н., Слепкова Н.В., Тихонов А.Н. Многолетние усилия Академии наук по изучению мамонтовой фауны. Роль академических экспедиций XVIII–XIX вв.// Наука и техника: Вопросы истории и теории. Тезисы XXIX международной конференции Санкт-Петербургского отделения национального комитета по истории и философии науки и техники РАН (24–28 ноября 2008 г.). Выпуск XXIV. СПб: СПбФ ИИЕТ РАН, 2008. С 34–40.

8. Серебряков А.Э. Зоологический кабинет кунсткамеры. // Архив истории науки и техники. 1936. Вып.

9. С. 70–128. 9. Слепкова Н.В. На Васильевском острову у Дворцового моста. СПб.: ЗИН РАН, 2001. 84 с.

10. Слепкова Н.В. Выставка «Династия Романовых и Зоологический музей Императорской академии наук». // Историко-биологические исследования, 2013. Т. 5. №4. С. 120–132.

11. Слепкова Н.В. Зоологический музей Зоологического института РАН – национальное достояние // Наука – школе. Публичные лекции ученых. Сборник статей. – СПб.: СПбНЦ РАН, Изд. «Арт-Экспресс», 2013. – С. 105–123.

12. Слепкова Н.В. Развитие экспозиции Зоологического музея Академии наук в Санкт-Петербурге в XX в. // Вопросы музеологии. Т. 2. 2010. С. 145–156.

13. Слепкова Н.В. Становление Зоологического института Академии наук как ведущего центра исследований по систематике. Конец XIX в. // Труды объединенного совета по гуманитарным проблемам и историко-культурному наследию. 2006. СПб.: Наука, 2007. C. 101-117.

14. Штраух А.А. Зоологический музей Императорской Академии наук. // Зап. имп. Акад. наук. 1889. Т. 61. Прил. 3. 372 с.

15. Юрьев К Б. Исторический очерк. В кн.: Зоологический институт. 150 лет. / Под ред. Скарлато О. А. – Л.: Наука, 1982. – С. 13–41.

16. Abramov A.V., Baranova G.I. The Langsdorff’s expedition to Brazil and its mammal collection kept in the Zoological Institute of St.Petersburg, Russia // Russian Journal of theriology. – 2008. – Vol. 7. – №1 – C. 41–50.

17. Alma mater отечественной зоологии. 170 лет Зоологическому институту РАН // Природа. – 2002. – №8. – С. 10–48.

18. Martynov, A.V. The shell collection of J. H. Chemnitz in the Zoological Institute. St.-Petersburg // Ruthenica. – 2000. – Vol. 12. – №1. – Р. 1–18.

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English EN Finnish FI Russian RU
Размер шрифта
Контраст