О зоологии в современном мире

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Орлова Марина Ивановна, доктор биологических наук, Зоологический институт Российской академии наук, Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук

– Расскажите, пожалуйста, о месте зоологической науки в современном мире. Насколько это важно в условиях постоянного изменения климата?

– Зоологическая наука в современном мире существует, во-первых, как самостоятельная фундаментальная научная дисциплина, обогащенная современными методами исследований, такими, например, как методы молекулярно-генетической экспертизы, позволяющие заглянуть на самые тонкие уровни организации жизни;а также и дистанционными, например методами телеметрического учета животных. Несмотря на технический прогресс, в зоологии, так же как и в других классических дисциплинах, по-прежнему важен личностный аспект – конкретный ученый, носитель уникальных знаний, накопление которых возможно при условии каждодневной многолетней практической работы с использованием методов классической зоологии. Зоология, во-вторых, – составная часть междисциплинарных наук, таких, например, как экология. В-третьих, целый ряд видов деятельности, объединяемых общим понятием «природопользование», на мой взгляд, осуществлялся бы более эффективно и безопасно с применением результатов биологических, включая зоологические, исследований.

Если говорить об изменениях климата… Одна из областей зоологии – зоогеография – вместе с такими науками, как палеогеография и палеонтология, исследует вопросы влияния климата на расселение отдельных видов и эволюцию живого мира в целом. О климатических изменениях прошлого часто судят по таким масштабным явлениям, как смена фаун и флор, есть также такой подход к датировкам тех или иных событий (не только климатических) как биостратиграфия. Так что и зоология для климатологии, и климатология для зоологии, безусловно, важны. Что касается современного периода, то особый интерес представляет сочетанное воздействие на расселение тех или иных видов животных климатических изменений и человеческой деятельности, приводящее к тому, что мы сейчас наблюдаем, например, в Финском заливе, включая его городскую акваторию, где наиболее массовые виды донных беспозвоночных животных – чужеродные. То есть прибывшие к нам из других районов планеты и обосновавшиеся здесь.

На подводных фотографиях новый чужеродный вид двустворчатого моллюска центральноамериканского происхождения – Rangia cuneata. Зарегистрирован в сентябре 2019 года в российском секторе Финского залива (на особей взрослых моллюсков возрастом более одного года указывают стрелки. Самая крупная пойманная особь достигла размера 4 см).

– Какие перспективы у нашего города? Будет ли что изучать зоологам в дальнейшем и будут ли востребованы зоологические знания?

– Однозначно да. И климат будет меняться со всеми вытекающими, в том числе зоологическими, последствиями. И наш город расположен на берегах Финского залива – важнейшего судоходного пространства, соединяющего между собой не только внутренние моря Евразии, но и водоемы других континентов, пространства для осуществления самых разнообразных видов морепользования – от охраны природы до создания новых городских кварталов. Я не случайно при ответе на предыдущую группу вопросов упомянула о сочетанном влиянии на расселение животных климатических изменений и хозяйственной деятельности. За примерами далеко ходить не надо. Только в этом году в Финском заливе обнаружен новый чужеродный вид – двустворчатый моллюск американского происхождения рангия (Rangia cuneatа). Его транспортировка в Финский залив из портов юго-восточной Балтики и Северного моря, где расселение началось несколько лет назад, скорее всего произошла с судоходством, а распространение в пределах Финского залива может проходить как естественным образом (с течениями на стадии личинки), так и может быть связано с проведением дноуглубительных работ и перемещений грунта, локальным отеплением акватории. Как этот вид и ему подобные будут интегрироваться в новую для них экосистему и какое влияние они окажут на некоторые виды хозяйственной деятельности, войдут ли они в число источников биопомех или (это о рангии) станут объектом промысла – все это темы фундаментальных и прикладных зоологических исследований. То есть по крайней мере для зоологов-гидробиологов перспективы прекрасные.

На фотографии, сделанной под бинокулярным микроскопом, – молодые рангии размером 1–5 мм 2019 года рождения

– Кто у нас в городе этими вопросами занимается?

– В петербургских академических и отраслевых научно-исследовательских организациях работают ученые-зоологи, многие из них мировые эксперты по своим группам животных. В Зоологическом институте Российской академии наук имеется бережно сохраненное и постоянно пополняемое народное достояние – зоологические коллекции, в которых собраны эталонные образцы экземпляров видов животных со всего земного шара. Что касается прикладного аспекта, то с 2004 года разработкой мониторинга чужеродных видов занимается Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук (СПБНЦ), по инициативе КПООС. В СПБНЦ также проводятся междисциплинарные исследования подводных ландшафтов и самих чужеродных видов, ожидаемые результаты этих исследований ориентированы на природопользование.

– Достаточно ли уделяется внимания зоологии?

– Хороший и своевременный вопрос. Дело не в количестве внимания. Внимания со стороны города к той же проблеме чужеродных видов достаточно. Однако при договорном формате взаимоотношений заказчика и исполнителя не всегда реально в среде рыночной экономики при тендерной системе финансирования договоров привлечь к решению проблемы именно петербургские академические научные коллективы, имеющие уникальный опыт работ на Финском заливе и других природных объектах Санкт-Петербурга. Шансы выиграть тендер, при том что решающими условиями являются снижение цены и общая сумма ранее выполненных договоров, у академического коллектива в сравнении с коммерческими организациями, включая иногородние, невелики (даже если превосходство последних, например по обозначенной тематике на Финском заливе, вызывает закономерные сомнения). Безусловно, наука не существует отдельно от общества и экономики, но, может быть, имеет смысл разработать целевые региональные программы, не противоречащие федеральным законам о закупках?

– Можете ли вы привести примеры того, как решить этот вопрос? Возможно, есть международный опыт?

– Постепенно региональный подход реализуется в странах, расположенных на берегах Финского залива, вовлекается в него и Россия. Из того, с чем имела дело лично я, сейчас действует программа соседства Эстонии и России, в начале текущего десятилетия подобная программа была в Финляндии и России. Программы конкурсные, в обеих есть экологическое направление, и в обеих успешно участвовали и участвуют именно петербургские научные некоммерческие коллективы – победители конкурсов. Возможно, было бы целесообразно для решения специфических экологических проблем Санкт-Петербурга, не вошедших в направления этих программ, проанализировать этот опыт.

– Расскажите о своей деятельности и своих проектах, которыми вы сейчас занимаетесь?

– Занятия связаны с расселением видов при содействии человека. Меня интересуют процессы их натурализации в новых регионах (например, в Финском заливе), интеграции в живые сообщества. Не менее интересна и практическая сторона этого явления – разработка систем наблюдения и раннего выявления таких видов, оценка их влияния на хозяйственную деятельность, смягчение последствий такого влияния и их практическое использование как нового биологического ресурса, пространственное планирование хозяйственной и природоохранной деятельности на акваториях, где эти виды являются массовыми. Один из руководимых мной действующих проектов выполняется в рамках вышеупомянутой программы соседства Эстонии и России. В выполнении проекта в качестве ассоциированного партнера задействован Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга.

– Буквально пару слов о международном проекте, совместном с Комитетом по природопользованию.

– Информация о проекте размещена на портале СПБНЦ (http://www.spbrc.nw.ru/ru/er55) – партнера проекта с российской стороны (ассоциированные российские партнеры – Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга и Российское географическое общество, Ленинградское областное отделение). Головной партнер проекта – университет г. Тарту. Название проекта, вполне созвучное нашей беседе, – «Совершенствование подходов к охране природы для поддержания биоразнообразия и ценностного состояния экосистемы Финского залива в условиях ее многопланового хозяйственного использования и воздействия на нее изменений климата».

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст