Блокадный трамвай – символ борьбы, жизни и Победы

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Святослав Новиков, пресс-служба СПб ГУП «Горэлектротранс»
Фото из архива СПб ГУП «Горэлектротранс»

Холодный, цвета стали, суровый горизонт…
Трамвай идет к заставе, трамвай идет на фронт.
Фанера вместо стекол, но это ничего,
И граждане потоком вливаются в него.
Вера Инбер,
«Трамвай идет на фронт»

Трамвай был для жителей осажденного Ленинграда, как хлеб – насущной необходимостью, главным помощником, экономил жизненную энергию, вез надежду и приближал Победу. О беспримерном подвиге ленинградских транспортников лучше всего сказал начальник Трамвайно-троллейбусного управления в годы войны, «командир блокадного трамвая» Михаил Хрисанфович Сорока:
«В осажденном Мадриде в 1937 году трамвай действовал лишь одну неделю. Стоило советским войскам весной 1945 года окружить Берлин, и движение на городских магистралях тотчас замерло. В Ленинграде из 900 блокадных дней трамвай трудился восемьсот одиннадцать!»

Возложение цветов к мемориальной табличке на Среднем пр. В.О. с участием
губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова

Накануне Великой Отечественной войны ленинградское трамвайное хозяйство имело самые лучшие показатели за все время своего существования. Ежедневно по 42 маршрутам курсировали 750–800 поездов (1835 вагонов). Маршрутная сеть насчитывала свыше 700 км и соединяла все районы города таким образом, чтобы обеспечить пассажирам поездки без пересадок. В начале 1941 года приступили к строительству ряда новых линий, проектированию сразу нескольких парков. Но война помешала осуществиться этим планам.

Более 4,5 тыс. сотрудников Трамвайно-троллейбусного управления (ТТУ) было мобилизовано. На их рабочие места приходили женщины и подростки, возвращались производственники, находящиеся на пенсии. Квалификация многих новых работников была невысока, и опыт приходилось приобретать уже на производстве, в суровых условиях войны и блокады.

Изменилась и специфика работы ТТУ. Ленинград был крупным медицинским центром, куда привозили большое количество раненых. От санитарных поездов к больницам и госпиталям их доставляли на трамваях. Под эти цели часть «американок» переоборудовали в санитарные вагоны: салон освободили от сидений, вместо них появились кронштейны в три яруса для носилок, в вагонах провели отопление и установили баки с горячей водой, чтобы оперативно оказывать первую помощь пострадавшим.

Грузовые трамваи работали в усиленном режиме: доставляли к станциям железных дорог оборудование, предназначенное к эвакуации, возили сырье и топливо для заводов и фабрик, продукты в магазины и песок для нужд литейного производства.

К концу ноября 1941 года из-за перебоев в подаче электроэнергии, разрушения контактной сети и снежных заносов участились перерывы в трамвайном и троллейбусном сообщении, а 8 декабря регулярное движение электротранспорта прекратилось. На следующий день по решению горисполкома были упразднены восемь трамвайных маршрутов. Отдельные вагоны еще двигались по ленинградским магистралям, но 3 января 1942 года из-за отключения напряжения последние трамвайные поезда замерли на заснеженных улицах.

Трамваи серии МС в Музее городского электрического транспорта

«…С Московского – до самой Александро-Невской лавры – цепь обледеневших, засыпанных снегом, тоже мертвых – как люди, мертвых – троллейбусов. Друг за другом, вереницей, несколько десятков. Стоят. И у Лавры на путях цепь трамваев с выбитыми стеклами, с сугробами на скамейках. Тоже стоят… Неужели мы в этом когда-то ездили? Странно! Я шла мимо умерших трамваев и троллейбусов в каком-то другом столетии, в другой жизни», – описывает те события в своем «Ленинградском дневнике» Ольга Берггольц.

В самую суровую блокадную зиму ленинградцы были вынуждены добираться до работы пешком, а в нечеловеческих условиях голода и страшного холода преодолевать даже самые небольшие расстояния людям было крайне тяжело. Городу был необходим трамвай. Все силы работников Трамвайно-троллейбусного управления были брошены на восстановление трамвайного движения. Значительную часть коллектива ТТУ в блокадное время составляли женщины – почти 90% слесарей-ремонтников подвижного состава, электриков в энергослужбе, ремонтных рабочих в службе пути, 99% вагоновожатых. Их укрепляла вера, что не за горами тот день, когда трамвай снова выйдет на улицы города.

Чтобы вновь открыть грузовое и пассажирское движение, потребовалось восстановить примерно 150 км контактной сети – почти половину сети города. И, наконец, 8 марта 1942 года на линию вернулись первые грузовые трамваи. С их помощью значительно ускорилась очистка города от мусора, снега и нечистот. Уже 15 апреля возобновилось пассажирское трамвайное движение. Поначалу было открыто всего пять маршрутов, пролегающих по диагонали через весь город, чтобы пассажиры могли добраться в любой район всего с одной пересадкой. В 1943 году количество маршрутов увеличилось.

Трамваи серии МС в Музее городского электрического транспорта

«Что такое был звонок трамвая? – делилась воспоминаниями житель блокадного Ленинграда, ветеран Трамвайного парка №3 Татьяна Канаева. – Это буквально был гимн жизни! Когда трамвай прошел, то вот это его: “Дзынь! Дзынь! Дзынь!” – оповестило весь город о том, что жизнь продолжается!»

Полное снятие блокады 27 января 1944 года изменило обстановку в городе коренным образом. В течение года население Ленинграда увеличилось на 372 тыс. человек и составило более 930 тыс. жителей. Потребовалось значительное расширение трамвайного движения. Уже к 1944 году заработало еще 9 маршрутов, а к 1 января 1945 года их было уже 20, в городе ежедневно работало 850 вагонов.

Внучка Михаила Сороки Виктория Медведева рассказывала: «Было подсчитано, что трамвай сохранял ленинградцам 300–400 калорий, потому что они могли добираться на нем до работы. Так что для ленинградцев трамвай, можно сказать, заменил кусок хлеба, потому что для них расстояние стало измеряться даже не километрами, а шагами».

Памятник Блокадному трамваю

К дате пуска блокадного трамвая в апреле 1942 года у ленинградцев-петербуржцев особое отношение. В честь этого события в год 100-летия трамвая (2007) был заложен памятник Блокадному трамваю на пр. Стачек, 114. Место для его установки было выбрано не случайно: в сентябре 1941 года из ворот трамвайного парка им. Котлякова были выведены и перегородили Петергофское шоссе, как последний рубеж обороны, десять трамвайных вагонов.

Открытия памятника Блокадному трамваю много лет добивался Михаил Хрисанфович Сорока. Увековечение памяти блокадного труженика было его мечтой, о чем он писал в своей книге «Фронтовой трамвай»: «Я его отчетливо вижу на пьедестале, высеченном из карельского гранита. Как знамя, гордо поднята на крыше его дуга. Вот сейчас она коснется проводов, оживет двигатель, и вновь помчится по стальной колее звонкоголосый и неутомимый труженик-трамвай! Труженик и воин! …Нет пока такого памятника в нашем городе. Есть мемориалы и комплексы, увековечившие подвиги защитников Ленинграда. Стоят на пьедесталах танки, пушки, самолеты. Водружен на гранит и поднятый со дна Ладоги грузовик – один из тех, что возили нам хлеб по Дороге жизни. Но нет памятника фронтовому трамваю».

На постамент вагон МС с военной фотохроникой на окнах встал 8 сентября 2007 года – в день начала осады Ленинграда. С тех пор в памятные даты, связанные с блокадой, здесь проходят ежегодные акции с участием всех поколений горожан. «Командир блокадного трамвая», как прозвали благодарные ленинградцы Михаила Сороку, эти события уже не застал. Однако в нашем городе не забывают человека, чьими стараниями в том числе был открыт памятник Блокадному трамваю.

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English EN Finnish FI Russian RU
Размер шрифта
Контраст