Кризисы и катастрофы, а также их возможная связь с терроризмом

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

«Если существуют два способа сделать что-либо,
причем один из которых ведет к катастрофе,
то кто-нибудь изберет именно этот способ».
Закон Мерфи

Состояние современного общества диктует особые правила восприятия явлений. Некогда подсознательно заблокированные для обсуждения темы становятся предметом детального исследования и обсуждения специализированным научным сообществом. Сегодня мы рассмотрим такое явление, как терроризм, и его возможную связь с кризисами и катастрофами. Очень аккуратно, без политики и геополитики.

Наш гость – Михаил Александрович Спиридонов, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный геолог России ВСЕГЕИ им. А.П. Карпинского

– Уважаемый Михаил Александрович, мы сегодня затронем, пожалуй, одну из самых сложных тем современности, а именно природу кризисов и катастроф и связанных с ними причин и следствий. Скажем сразу, что не каждая тема нашего издания изобилует таким количеством специальных терминов и глубоко философских размышлений одновременно. Да и само слово «терроризм» у нас, как у жителей города, пережившего совсем недавно теракт в метрополитене с огромным количеством жертв, вызывает внутреннее естественное отторжение и нежелание даже говорить на эту тему…

– Прежде всего, необходимо помнить, что, если мы не знаем о какой-то проблеме или не обсуждаем ее, это вовсе не означает, что проблемы нет. И чем раньше научный мир начнет решать задачи, продиктованные такими возможными проблемами, создавать системы противодействия и профилактики, учитывать опыт коллег вплоть до создания рекомендаций и протоколов, тем проще такие кризисы и катастрофы будет пережить, а то и вовсе избежать. История знает достаточно примеров, когда человечество упорно игнорировало очевидные грядущие катастрофы явным нежеланием их замечать и учитывать – от жителей Помпей до проектировщиков торгово-развлекательных центров и прочих…

– Предлагаю начать с самого определения терроризма применительно к нашей беседе, его законодательного закрепления. Что мы должны подразумевать под этим понятием и как согласовывать с возможными последующими за ним кризисами и катастрофами?

– Давайте сделаем несколько важных отступлений, чтобы мы с вами, как говорится, общались на одном языке. Итак, профессор А.П. Павлов в своей работе «Основы экологической культуры» (2004) утверждает, что кризис – это метастабильная ситуация на грани, это состояние – быть или не быть. Геолого-тектоническую сущность кризиса определил в своей работе член-корреспондент РАН О.В. Петров (2007). Крупнейшие природные катастрофы подробно рассмотрены в работе «Природные опасности России» (В.И. Осипов, С.К. Шойгу, 2003). При  этом оценена роль антропогенеза (техногенеза) как причины возникновения кризисных или катастрофических ситуаций.

Существует особый подход к определению кризисов и катастроф с экономической, социальной или политической точек зрения. Вот эти подходы
позволяют выделять и оценивать роль терроризма как фактора, вызывающего кризисные и катастрофические ситуации. Согласно Федеральному закону от 06.03.2006 №35-ФЗ, «терроризм – это идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных действий». Опасным воздействием терроризма могут являться провоцирование и активизация природных и антропогенных (техногенных) кризисов и катастроф тем или иным способом.

– Иными словами, терроризм – это фактор, вызывающий кризисные и катастрофические ситуации, имеющий под собой идеологию насилия?

– Именно так. При этом к террористическому акту нельзя относиться только как некоему локальному и ограниченному по времени негативному для общества событию. К сожалению, террористический акт (или серия таких актов) может вызвать опасную активизацию эндогенных (глубинных) и, тем более, экзогенных геологических процессов различного происхождения и проявления, с появлением риска и ущерба для окружающей природной среды, животного и растительного мира, а также (и прежде всего) человека.

Вопрос о возникновении кризисов и катастроф, связанных с искусственной активизацией эндогенных (глубинных) опасных процессов, представляется достаточно сложным, хотя и в этом случае возможны взрывы в подземных выработках метрополитена, глубоких карьерах, пещерах и т. п., особенно в зонах повышенной сейсмичности. В результате подобного террористического акта может произойти кризисное или даже катастрофическое сейсмическое событие (землетрясение) с разрушением подземной и наземной инфраструктуры, а также травмированием и гибелью людей.

– Очевидно, что теракт как событие невозможно определить по времени, т. е. когда он состоится, это вопрос спецслужб. Какова роль специализированного научного сообщества в этих процессах?

– Подобные кризисные и катастрофические ситуации действительно не поддаются прогнозированию, а снижение их негативного эффекта может быть достигнуто только системой контроля за объектом повышенной опасности и постоянным совершенствованием различных способов предотвращения и ликвидации опасности. В этом и есть роль науки.

В последнее время обращается особое внимание на вероятность и даже возможность провоцирования кризисов и катастроф в террористических целях, ориентированных на активизацию экзогенных (поверхностных) геологических опасностей – ситуаций, связанных с катастрофическим перемещением массивов (блоков) горных пород и отложений по склонам (оползни, осыпи, просадки).

– Очевидно, что с заявленной позиции важно рассмотреть вопрос о возможных кризисных и катастрофических ситуациях, когда опасные природные процессы могут быть активизированы под внешним воздействием в террористических целях. Какие «болевые точки» существуют у нашего города?

– Одним из наиболее уязвимых городских объектов является, прежде всего, береговая зона, как в городской черте, так и в ближайших пригородах. В ходе геологического развития этой переходной площади от приморской (приакваториальной) суши к морскому, озерному или речному дну происходит сложный процесс изменения очертания береговой линии, приводящий к отступанию берегов. Местами, как, например, в южной береговой зоне Финского залива, это отступание время от времени достигало величин в десятки метров в год.

Существует несколько причин этого геологического процесса. Здесь происходят медленные дифференциальные тектонические движения в земной коре на границе Балтийского кристаллического щита и Русской платформы, в пределах которых существует рассматриваемая береговая зона. На значительных площадях эти движения имеют отрицательный знак, что приводит к погружению и отступанию береговой линии.

Свою негативную роль играют сложные гидрометеорологические условия региона, для которых характерны мощные циклонические возмущения. Во время циклонов резко изменяется атмосферное давление, до очень больших значений вырастает ветровое воздействие. Как следствие, возникает штормовая ситуация в Финском заливе и Невской губе. Возникают сильное морское волнение и нагонное повышение уровня моря.

Катастрофически усиливается процесс разрушения и отступания берегов, вызываемый абразией. В процессе абразии волна механически воздействует на естественные берега и береговые сооружения.

Сила волнового удара может достигать несколько тонн на квадратный метр. Теоретически можно представить себе катастрофический эффект от террористического акта в это время. Взрыв в акватории может вызвать дополнительную волну типа цунами со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Но в рассматриваемом случае в одной точке по времени и в пространстве должно состояться несколько вероятных событий, а это в принципе маловероятно…

– Маловерятность события не исключает того, что оно произойдет. И как раз их игнорирование, пренебрежение ими и являются, по сути, преступлением. Такого же типа террористический акт в береговой зоне при нормальных гидрометеорологических условиях может привести к моментальному обрушению береговых уступов или крупных оползней в береговой зоне. Учитывая кратковременность и внезапность такого воздействия в зоне скопления людей в береговой зоне (например, на пляже), это может вызвать панику и человеческие жертвы. Кроме того, будет резко нарушена вся экологическая обстановка в береговой зоне. Даже без всякого террористического акта подобные кризисные и катастрофические ситуации известны в береговой зоне Калининградской области, приведшие к гибели людей.

– Эволюция человечества – это постоянная борьба с внешними факторами, природными катаклизмами, вирусами, а нередко и с «братьями по разуму», которые и инициируют террористические акты. Тут сложно с вами не согласиться. Санкт-Петербург со своимилиматическими и геологическими условиями далек от идеального места проживания, и это не только вода, к которой мы, конечно, стараемся относиться максимально бережно. Какие опасности с точки зрения внешнего несанкционированного воздействия может содержать в себе суша, сухопутная территория города и пригородов?

– Можно рассмотреть возможность террористического акта с поверхностным или подземным взрывом в зоне трассы метрополитена. Последствия во много раз могут превосходить кризисную ситуацию, возникшую в городском метрополитене при прорыве подземных вод на станциях «Лесная» и «Площадь Мужества». Нельзя исключать террористический акт с внесением отравляющих веществ в систему подземного водоснабжения при использовании естественной трещиноватости и других факторов проницаемости перекрывающих рыхлых отложений или систем канализации. В целом любая возможность резкого специального нарушения подземного пространства города может повлечь за собой кризисные и катастрофические последствия. Этому способствует вся естественная геологическая и геолого-тектоническая обстановка городского подземного пространства, которая достаточно хорошо известна нашим специалистам.

– То есть ситуацию нельзя назвать управляемой на сегодняшний день? Мы знаем, что может произойти, но избежать этого не удастся? Или же не всё так плохо?

– Приходится констатировать, что человечество в целом не готово к быстрому реагированию на катастрофы, кризисы, эпидемии, пандемии и т. д., а если это будет усугублено специальным воздействием, террористическим актом, то, скорее всего, мы столкнемся с беспрецедентной паникой как раз из-за отсутствия теоретических наработок, рекомендаций и протоколов. Как следствие, это приведет к глубоким локальным и глобальным экономическим, социальным и политическим кризисам; решения будут приниматься на ходу, и, скорее всего, они будут направлены на преодоление негативных последствий.

– Как эти возможные геоэкологические катастрофы учитываются, а, может, и профилактически решаются в Санкт-Петербурге?

– Проблема геоэкологической безопасности береговой зоны города находится в центре внимания специалистов Всероссийского научно-исследовательского геологического института ВСЕГЕИ им. А.П. Карпинского и ГГУП «СФ «Минерал». Полученные к настоящему времени научные и практические результаты изучения, картирования и обустройства береговой зоны Санкт-Петербурга позволяют надеяться, что любое несанкционированное воздействие на нее может быть ликвидировано заранее, особенно за счет целого ряда специальных эколого-геологических мероприятий.

 

Фотография из к\ф «2012», 2009, США

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English EN Finnish FI Russian RU
Размер шрифта
Контраст