Пожарные блокадного города

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

«Страна должна знать своих героев, и если мы описываем подробно подвиги, совершенные на поле сражений, в воздухе или в море, то чем хуже скромные герои огненных битв, которые под бомбами и снарядами, не жалея жизни, отстаивали народное достояние, падая убитыми и ранеными?»
Н.С. Тихонов. «Бойцы огненного фронта»

Оборона Ленинграда составила одну из ярчайших страниц в летописи Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Тяжелейшие испытания выпали на долю пожарных города на Неве. В связи с началом войны пожарная охрана была военизирована и сведена в отряды соответственно административному делению города. В августе 1941 года были организованы районные управления пожарной охраны (РУПО), которые объединили все пожарные подразделения внутри районов.

Пожарная охрана, сведенная в районные соединения, стала одной из служб местной противовоздушной обороны (МПВО). Возглавляли штаб пожарной службы начальник службы полковник М.К. Сериков, начальник штаба интендант 2-го ранга Б.И. Кончаев, комиссар Г.П. Петров, заместители начальника штаба лейтенанты госбезопасности В.И. Румянцев и Г.Г. Тарвид, начальник тыла лейтенант госбезопасности М.Н. Демьяненко и начальник связи лейтенант госбезопасности В.Я. Новиков.

В числе мер по усилению пожарной охраны важная роль отводилась массовому привлечению населения в противопожарные формирования МПВО. К началу сентября 1941 года было создано около 6 тыс. пожарных звеньев на промышленных предприятиях и более 2 тыс. – в домохозяйствах.

Предотвратить возможность развития и распространения пожаров – к этому прежде всего сводились неотложные действия, обеспечивающие защиту города от огня. В короткий срок пожарные команды при самом активном содействии населения приспособили для тушения огромное количество водоемов. Эффективным средством обезвреживания зажигательных бомб и предупреждения распространения огня явился песок, который брали даже с пляжа Петропавловской крепости. Очень важно было снизить возгораемость деревянных чердачных конструкций. Государственный институт прикладной химии предложил для этой цели раствор суперфосфата в воде (авторы А.С. Заславский и П.М. Браун). Такой суперфосфатной обмазкой дважды были покрыты 90% всех чердачных конструкций в городе.

С большим размахом проводилось обучение населения и противопожарных формирований способам обезвреживания зажигательных бомб и тушения пожаров. На предприятиях, в учреждениях, школах, больницах проходили практические занятия. Вскоре люди убедились в том, что зажигательные бомбы не так страшны и при известных навыках с ними можно успешно бороться. Эта работа принесла свои результаты. По данным Управления пожарной охраны, 86% всех пожаров и загораний, возникших в первые четыре месяца блокады, были ликвидированы силами населения.

День 8 сентября навсегда останется в памяти ленинградцев. На город было сброшено более 6 тыс. зажигательных и фугасных бомб, в разных районах одновременно возникло 178 пожаров. Особенно памятными для пожарных города в 1941 году оказались пожары на Бадаевских продовольственных складах, в Морском торговом порту, в госпитале на Суворовском проспекте, в Центральном государственном архиве.

Ни страницы самых правдивых книг, ни кадры талантливых фильмов, ни даже кинохроника тех дней не могут дать полного представления о том, насколько тогда было трудно. История обороны Ленинграда не знает ни одного случая, чтобы артиллерийские обстрелы или авиационные налеты заставили пожарных прекратить работу, отступить, спрятаться в укрытие. Зимой 1941/1942-го в жестокие морозы пожарным приходилось зачастую тушить пожары снегом из-за отсутствия воды, добираться на место пешком, волоком доставляя тяжелый инвентарь, потому что большинство автонасосов стояло без горючего.

Январь 1942 года был для пожарных города самым тяжелым и сложным за все время блокады. Сутки с 13-го на 14 января выдались очень напряженными. В городе один за другим возникали пожары, а бороться с ними становилось все труднее и труднее. В водопроводе не было воды, но главное – не хватало людей. Только в ноябре–декабре 1941 года от голода, истощения и дистрофии умерли более трехсот человек. Многие оставались в казармах совершенно обессиленные, не имея возможности подняться с коек и топчанов. Пожарные рукава из-за сильных морозов замерзали и оставались лежать на местах ликвидированных пожаров, так как собрать, высушить и привести их в порядок не было сил. К утру 14 января из 430 отделений боевых расчетов в строю оставалось 108 отделений – ослабленных и недоукомплектованных личным составом. Автонасосы в оставшихся 108 отделениях стояли практически без горючего.

В 3 часа 30 минут в ночь с 13-го на 14 января на центральный пункт пожарной связи поступило сообщение о быстро развивающемся пожаре в Гостином дворе. Горели магазины на первом и втором этажах Невской линии со стороны Думской улицы. Сюда было направлено одно отделение 17-й команды, только что вернувшееся с другого пожара. Больше в городе свободных сил не было. Прибывшему к месту пожара начальнику штаба противо пожарной службы города Б.И. Кончаеву доложили, что воды в канале Грибоедова нет (он про мерз до дна). Необходимо было разбирать конструкции, чтобы огонь не смог распространиться дальше, но сил явно не хватало.

Вскоре на помощь прибыли курсанты школы младшего комсостава, автоцистерна завода «Большевик», пожарные 25-й и 26-й команд, бойцы комсомольского противопожарного полка. Удивительно, как голодные, усталые люди перепиливали вручную толстые бревна перекрытий, разбирали крепко сколоченные полы, подшивку потолков и «черные полы». Пожарные делали невозможное. К утру 14 января пожар был ликвидирован. В книге А. Бурова «Блокада день за днем» написано: «14 января возникло около сорока пожаров. Самый большой из них в Гостином дворе. Под угрозой оказалось чудесное здание в самом центре города. Огонь мог переброситься на Публичную библиотеку с ее бесценными сокровищами. К счастью, этого не произошло, хотя Гостиный двор и библиотеку разделяет очень узкая в этом месте Садовая…». А сколько еще было таких сложных пожаров!

В июле 1942 года пожарная охрана Ленинграда была награждена орденом Ленина. В Указе Президиума Верховного Совета СССР говорилось: «За образцовую подготовку противопожарной обороны города Ленинграда, за доблесть и мужество, проявленные личным составом при ликвидации пожаров…». Более тысячи пожарных были награждены орденами и медалями.

Город страдал не только от пожаров, но и от других трудностей и лишений, связанных с блокадой. Личный состав принимал самое непосредственное участие в прокладке знаменитой Дороги жизни. На работы по созданию этой ледовой трассы были посланы люди и техника. Из-за невозможности водоснабжения паровозов могли быть сорваны воинские перевозки, и были использованы пожарные насосы. Под угрозой остановки из-за недостатка воды находились хлебозаводы, и, несмотря на крайнюю ограниченность боевого автопарка, пожарная охрана обеспечила выполнение этой жизненно важной задачи. Трудно перечислить все виды работ, которые выполнила пожарная охрана города, оказывая помощь своим согражданам. Всесторонняя помощь населению и городу стала одной из традиций пожарной охраны города на Неве.

Начало 1943 года принесло осажденному городу огромную радость: 18 января войсками Ленинградского и Волховского фронтов было разорвано кольцо блокады, но до победы было еще далеко. 3 мая произошел пожар на нефтебазе «Красный нефтяник, который стал проверкой мастерства, мужества и стойкости бойцов огненного фронта. Здесь был сосредоточен один из основных запасов нефтепродуктов осажденного города. В 46 резервуарах хранилось около 5000 куб. м бензина, керосина и масла. В условиях военного времени это была огромная ценность, сравнимая только с продовольствием. Резервуары бензиновой, керосиновой и масляной групп, установленные друг за другом с юга на север, густо покрывали территорию базы. По характеру размещения резервуаров, по насыщенности горючими веществами база представляла одно из самых пожароопасных мест в городе. Можно себе представить, что значило прямое попадание снаряда туда, где даже горящий окурок мог принести немало бед.

Обстрел начался в 14 часов 22 минуты. Первый снаряд, упавший на территорию базы, попал в цистерну, стоявшую на подъездном пути. В пробоины хлынула горящая солярка. К месту пожара прибыли два автонасоса местной команды и два насоса 26-й пожарной команды. Одновременно был дан сигнал о вызове дополнительных сил и средств. Обстрел продолжался… Два крупнокалиберных снаряда попали в резервуары масляной группы, где хранилось около 500 т машинного масла, следующий попал в резервуар с соляркой. Огненные потоки устремились в сторону резервуаров керосиновой группы. Высоко над базой ного дыма. По этому ориентиру продолжала бить вражеская артиллерия (в районе базы все время кружил самолет-корректировщик).

Руководство тушением этого сложнейшего пожара возглавил начальник УПО М.К. Сериков. Силы и средства всего гарнизона стягивались к нефтебазе, территория которой была разделена на три сектора. Обстановка была исключительно напряженной и требовала четкой, умелой и самоотверженной работы. Подразделения несли потери в людях и технике, но борьба с огнем не прекращалась. В 16 часов 32 минуты артиллерийский обстрел усилился, что могло привести к возникновению новых очагов пожара. В адрес начальника Управления НКВД была отправлена следующая телеграмма: «Прошу дать команду подавления огня противника. Несу потери в личном составе. Сериков». Командование Ленинградским фронтом пришло на помощь пожарным, и через 25 минут вражеская артиллерия вынуждена была прекратить обстрел. В этом сражении с огнем пожарные потеряли двух человек убитыми, семнадцать были ранены, шестеро контужены, трое получили сильные ожоги. Серьезно была повреждена пожарная техника.

Невозможно рассказать обо всех эпизодах борьбы с пожарами, в которых мастерство и мужество побеждали огненную стихию. Под непрерывными бомбежками, под разрывами снарядов, голодные, замерзшие люди вели упорную борьбу с огнем, не зная ни сна, ни отдыха. Когда звучали сигналы воздушной тревоги и население укрывалось в убежищах, пожарные все равно оставались на линии огня, ликвидируя загорания, спасая людей из завалов. Слова «пожар» и «враг» слились тогда в единое понятие. В истории пожарной охраны нашего города навсегда останутся многие имена. Это М.К. Сериков, Б.И. Кончаев, Г.Г. Тарвид, С.Г. Голубев, Г.М. Кулаков, М.В. Данилов, В.Я. Мялло, В.В. Дехтерев, Н.Г. Лукашевич и многие другие.

В январские дни 1944 года началось мощное наступление войск Ленинградского фронта 27 января торжественный артиллерийский салют возвестил о победе под Ленинградом и полном снятии героической 900-дневной блокады.

Вспомним некоторые цифры, за которыми стоят страдания и смерть людей, гибель огромных материальных ценностей. За 900 дней блокады на город было сброшено около 5 тыс. фугасных бомб различного калибра, 103 тыс. зажигательных бомб, выпущено более 148 тыс. тяжелых артиллерийских снарядов. На каждый квадратный километр городской территории приходилось 16 фугасных, свыше 320 зажигательных бомб, 480 снарядов. Город потерял более 5 млн кв. м жилой площади, из строя полностью или частично было выведено 10317 зданий различного назначения, 840 промышленных предприятий.

Блокада причинила большой ущерб пожарной охране города. Было уничтожено 53% боевых машин, тысячи метров рукавов, несколько зданий пожарных команд. Более 2000 пожарных отдали свои жизни, защищая Ленинград. Современные огнеборцы свято чтут их память и продолжают традиции ветеранов.

На фото: Учения по гражданской обороне. 30-е годы

Создать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English EN Finnish FI Russian RU
Размер шрифта
Контраст